Пикассо для служебного пользования

Этюды о прекрасном
№24 (320)

В отличие от многих шедевров, путешествующих по другим музеям, этот экспонат никогда не покидал запасников Метрополитен музея. Картину прячут не только от посетителей. Завернутая в плотную ткань, она с 1984 года, когда музей приобрел ее вместе с коллекцией Скофилда Тэйера, остается загадкой даже для многих сотрудников.
В прямом смысле целомудренные покровы таят под собой откровенно эротический автопортрет Пабло Пикассо, написанный им в 1903 году. Не известно, как называл свое произведение сам художник, искусствоведам оно известно как «Портрет художника, занимающегося любовью» или «Le Douleur», что, как ни странно, означает по-французски «Боль» или «Скорбь». Трудно сказать, что имелось в виду в случае последнего названия, думается только, французское «Le Delice» -наслаждение было бы здесь куда более уместным.
По поводу художественных достоинств картины мнения специалистов резко расходятся. Автор книги «Жизнь Пикассо», например, считает ее слабой мазней, а историк искусств из Нью-Йорка Роберт Розенблюм, напротив, находит полотно «очаровательным». Кстати, тот же Розенблюм идентифицировал партнершу художника на картине с его подругой Фернанд Оливер.
Приехав в Париж из Барселоны, Пикассо поселился в полуразрушенном доме в верхней части улицы Равиньян на Монмартре. Здесь жили многие художники и другие представители богемы. Макс Жакоб окрестил дом на рю Равиньян «Bateau Lavoir» - корабль-прачечная. На палубах этого корабля Пикассо и познакомился с Фернанд Оливер. Она стала его любовницей, моделью и жила с ним в течение следующих шести лет. Ее описание Пикассо этого периода стоит процитировать: «Он был маленький, черный, коренастый, неугомонный, со странными темными пронизывающими глазами».
Признавая, что переселение крамольной картины в залы музея сдерживается заботой о нравственности посещающих его школьников, официальный представитель Метрополитен Гарольд Хольдер в то же время с негодованием отвергал обвинения в ханжестве: «Да, картина никогда у нас не экспонировалась. Но мы имеем немало и других работ Пикассо, которые не выставляем. Так что недвусмысленность эротического сюжета - не причина. Мы не старались утаивать ее от публики и планируем когда-нибудь показать картину».
Впрочем, разговоры об эротичности многих работ Пикассо, особенно графических, о пропитывающей их чувственности начались еще при жизни великого художника. Один из торговцев его работами рассказывает: «Среди его работ, которые часто экспонировались на различных выставках, немало намного более эротичных, чем эта картина. А особое внимание к ней вызывается тем, что это автопортрет».
Пытаясь выработать критерии, позволяющие решать, что можно, а чего нельзя показать своей чопорной публике, американская ассоциация торговцев предметами искусства провела как-то дискуссию на тему «Цензура и эротическое искусство». Естественно, серьезность предмета обсуждения не вызывала у присутствующих никаких сомнений. Однако рассуждения о незыблемых семейных ценностях, сопровождавшие показ слайда откровенной картины Пикассо, не вызвали у искусствоведов ничего, кроме иронических улыбок.
«Le Douleur» по-прежнему остается «невидимкой», но другой шедевр «Nu au collier» - «Обнаженная в колье», далеко не столь эротичный как шокирующий автопортрет, но, как и он, уже в течение шестидесяти лет остающийся вне внимания широкой публики, вызывает сегодня ажиотажный интерес. Использовать его незамедлительно решили организаторы аукциона Christie’s, которые представили его любителям живописи в своем просмотровом зале. Эксперты полагают, что продажная цена «Обнаженной в колье» может достигнуть 9 миллионов фунтов стерлингов. Деньги, конечно, огромные, но не выше цены потайной картины, которая до сих пор остается бесценной.