Побег «тель-авивского маньЯка»

Земля обетованная
№49 (555)

Около двух недель жители городов и поселений Израиля пребывают в постоянной тревоге. На этот раз она не была вызвана палестинскими «касамами» или «катюшами» «Хезболлы». Ко всем несчастьям, которые принесло Израилю соседство с ордами кровавых террористов, прибавилось еще одно, внутреннего происхождения: из тель-авивского суда сбежал серийный насильник Бени Села, приговоренный к 35 годам заключения за 14 доказанных изнасилований.
Это щуплое, с лицом типичного вырожденца, почти пигмейского роста существо ухитрилось с наручниками на запястьях перемахнуть через высоченный забор двора суда и скрыться от полицейских раззяв.
И вот уже который день по стране рыщут целые подразделения полицейских и военной жандармерии; в городах страны устраиваются повальные облавы на бомжей и бродяг; сотни граждан сообщают, что только что видели Селу или кого-то, похожего на него; в магазинах, торгующих средствами самообороны, наблюдается дефицит газовых баллончиков и электрических «шокеров»; газетные фельетонисты и карикатуристы соревнуются в укусах и пинках, наносимых правоохранительным органам; молодые и не очень израильтянки появляют бдительность как никогда...
А беглый преступник гуляет себе на свободе, делом доказывая, что дегенерат отнюдь не он, а охранявшие его служивые.
Сам побег, как, впрочем, и ход поисков беглеца, лишний раз доказали: израильская полиция, постоянно задействованная в борьбе с арабским террором и акциях усмирения политических противников действующих правительств Израиля, свои прямые обязанности исполнять разучилась.
Вот как описывают случившееся 24 ноября в тюрьме «Ницан» и тель-авивском суде.
Ранним утром в пятницу, 24 ноября 2006 года, двое конвоиров получили приказ перевезти некоего арестанта из тюрьмы “Ницан” в суд, где должно было состояться завершающее слушание по его делу. Тюремные охранники попросили конвоиров взять с собой еще одного заключенного: “Раз уж вы едете, возьмите с собой еще одного арестанта, у него тоже сегодня суд”.
«Сопутствующим грузом» был серийный насильник Бени Села, отбывший почти 5 лет из своего долгого срока и от нечего делать судящийся со своим бывшим работодателем.
Полицейские созвонились с начальством, поскольку у Селы не было специального подтверждения вызова в суд, необходимого по инструкции для перевозки опасного преступника. Им ответили, что повестка в суд есть, поэтому Селу можно взять в машину.
Конвоиры заковали в наручники и ножные кандалы арестанта, за которым они приехали, а на Селу надели только «браслеты», даже не закрыв их на замки.
Спецмашина для перевозки арестантов и конвоя подъехала к зданию суда в Тель-Авиве. Заключенные спрыгнули на землю, полицейские повели их к входу. Вдруг Села сказал, что забыл в машине папку с важными документами.
Один из полицейских повернулся и пошел к машине, Села - следом за ним. Полицейский забрался в крытый кузов и стал искать папку. И тут во дворе раздались крики: «Он сбежал! Он перелез через забор!»
Оказывается, пока полицейский возился в припаркованной вплотную к забору машине, Села взобрался на крышу «автозака», с нее прыгнул на ограду и через секунду оказался на воле.
Покамест полицейские обогнули здание суда и вылетели из ворот на улицу, беглеца уже и след простыл...
От «насильника номер один» остались лишь брошенные в ближайших кустах наручники да коричневая тюремная роба. Свидетели видели, как низкорослый смуглый мужчина худого телосложения, в светлой рубашке и джинсах выбрался из этих кустов и удалился быстрым шагом.
...Следственный эксперимент, проведенный несколькими днями позже, доказал, что ловкому человеку ничего не стоило совершить такой побег. А о том, что Бени Села заранее готовился к нему, говорит не только тот факт, что он в то утро надел джинсы под тюремные штаны.
Выявилась целая цепь ошибок и нарушений, совершенных полицией. Как оказалось, конвоиры должны были отказаться перевозить Селу без специального подтверждения вызова в суд, которое обычно присылает Служба управления тюрем в полицию, если речь идет об особо опасном преступнике. Из-за отсутствия этого подтверждения полиция не подготовила плана перевозки Селы, а его должен был составить начальник отдела конвоирования, поскольку речь шла об арестанте, способном совершить побег. Командование полицейского округа Тель-Авива и начальство отдела конвоирования узнало о том, что Селу повезли в суд, только после побега. Короче, прозевали ушлого зека...
Но вот два весьма странных обстоятельства. Впоследствии конвоиры утверждали, что на них в тюрьме “Ницан” было оказано давление. Якобы тюремное начальство заявило им следующее: “Если Села не попадет сегодня в суд, вы за это ответите”. За что «ответите»? За то, что истец по копеечному делу о трудовом конфликте не явится по повестке на заседание суда?
Однако даже редко бывающему в судах израильтянину известно, что по пятницам процессы по трудовым конфликтам не проходят. В этот короткий, или выходной для большинства израильтян, день недели, накануне наступления «шабата», проводятся лишь экстренные, безотлагательные судебные заседания по уголовным делам. Кроме того, сотрудникам Службы охраны тюрем не могло не быть известно, что слушаний в 7:30 утра вообще не бывает - ни по пятницам, ни в другие дни.
И еще. До сих пор неведомая следствию секретарша суда (в повестке отсутствует обязательная подпись исполнителя) выписала Селе приглашение в суд, сделав «случайную» ошибку: вместо 21 ноября она указала 24-е число того же месяца. Именно ту пятницу, когда осужденный насильник предусмотрительно надел под форменную робу запрещенные для хранения в тюрьме гражданские рубашку и джинсы.
Якобы забытую в машине папку полицейский отправился искать, предоставив Селе полную свободу действий, будто бы имел дело с парализованным стариком, а не с 30-летним зеком, в последние месяцы буквально изнурявшим себя занятиями в тюремном тренажерном зале.
Можно не настаивать на том, что опаснейшему преступнику Бени Селе помогли бежать, но все же нельзя отмахнуться от всех этих «странностей».
Как нельзя не заметить и еще одну особенность этого происшествия, тесно связанную с отношением служащих полиции и пенитенциарной системы к выходцам из разных еврейских общин.
Попутчиком в тот день Селу навязали заключенному тюрьмы «Ницан» по имени Дмитрий. Не трудно догадаться, что это был репатриант из бывшего СССР. Он был осужден на достаточно короткий срок за подделку банковского чека - преступление, которое вряд ли можно сравнить с 14 изнасилованиями молодых женщин, девушек и даже девочек, которые с особым цинизмом совершил Села.
24 ноября 2006 года Дмитрию должны были объявить в суде о досрочном освобождении. Раннее время заседания этим и объяснялось: следовало соблюсти формальность и не кормить осужденного лишний день, отпустив его восвояси. Кроме всего прочего, еврейская традиция требует совершать такое благое дело, как освобождение человека, накануне субботы, а не после ее исхода.
Но заметьте, «русского», осужденного за мелкое мошенничество, которому осталось быть заключенным всего лишь час-другой, везут в суд закованным в цепи. А матерого преступника, получившего за свои страшные злодеяния 35 лет тюрьмы, подсаживают в «автозак», даже не застегнув на нем наручники.
Насильник, которого на бывшей советской зоне давно превратили бы в «чушпана», в забитое, затравленное и донельзя униженное существо, обитающее под нарами или у «параши», в израильской тюрьме - едва ли не самый уважаемый обитатель. Его боятся не доставить вовремя в суд, где он будет отсуживать у бывшего хозяина свои «законные» полторы тысячи шекелей (почти как у Высоцкого: «Смотри, Серега, нас уважают. Смотри, подвозят. Смотри, сажают...»). Ему создают все условия для поддержания здоровья, тренировки силы и ловкости. У него в камере не «наводят шмон», и он спокойно хранит там цивильную одежду для побега.
Между прочим, около месяца назад один из сотрудников тюремного управления докладывал начальству, что серийный насильник Бени Села может попытаться бежать. В своем рапорте этот охранник описал, как он вместе с еще несколькими конвоирами сопровождал Селу в суд. По окончании заседания насильник попросил охрану, чтобы его вернули в зал, так как он-де хочет забрать протокол слушанья своего дела. Сопровождавшие отказались, тогда Села напал на одного из них и нанес серьезную травму. Когда же его попытались обуздать другие охранники, Села инсценировал потерю сознания.
Охранник отметил, что Села, судя по его поведению, попытается бежать при любой удобной возможности, поэтому необходимо использовать при сопровождении преступника в суд спецподразделение полиции. Однако к отчету бдительного работника начальники не прислушались.
Узнав в пятницу утром о дерзком побеге серийного насильника, генеральный инспектор израильской полиции Моше Каради даже не прервал своего завтрака в дорогом ресторане «Туркиз». Гурман в погонах доел заказанные блюда и только через час отправился на место происшествия. Помнится, когда полиция под руководством того же генерала пыталась «сшить дело» на министра инфраструктуры, лидера партии «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана и занималась незаконным прослушиванием телефонных переговоров «русского» политика, господин Каради был намного проворнее.
А дело все в том, что Бени Села - свой. Это ощущение может быть и подспудным, не высказанным вслух, но оно не оставляет израильских полицейских, процентов 80 которых - выходцы их тех же общин, что и сам беглец. Маньяк, глумившийся без разбора над ашкеназками и сефардками, еврейками и нееврейками, верующими и неверующими женщинами, все же ближе своим охранникам, чем мелкий «русский» жулик Дмитрий, а также все законопослушные иммигранты, вместе взятые.
И, глядишь, если бы соседом «своего» насильника Селы не стал в тот день «чужой» мошенник Дмитрий, побег мог бы и не состояться. Рьяно охраняя «страшного русского», охранники дали слабину в отношении «простого израильского парня» Бени. Как тут не вспомнить вооруженных до зубов спецназовцев у входа в зал, где слушалось дело «русского олигарха» Григория Лернера? И как не вернуться памятью к по-домашнему благостным, завершившимся смехотворными приговорами процессам над ашкелонскими головорезами, убившими солдата-репатрианта Яна Шапшовича.
Сегодня за этот тошнотворный шовинизм и вопиющую провинциальную безалаберность платит весь Израиль. По оценке финансовых обозревателей, поиски Бени Селы обходятся государству и налогоплательщикам в 2,5 миллиона шекелей в день.
Для его поимки полиция использует около 3.000 полицейских, работающих как по месту службы, так и в составе специальных розыскных групп. Стоимость задействованной в поисках беглеца рабочей силы составляет 1,8 миллиона шекелей в день. Два вертолета, находятся в воздухе 24 часа в сутки, что обходится казне в 100 тысяч шекелей ежедневно. Цена использования каждой из 1000 занятых в поиске патрульных машин - 250 шекелей в день.
Впрочем, не в деньгах дело. Израильские семьи платят за нерадивость стражей порядка унижением и страхом. А это очень обидно.
Селу, конечно, рано или поздно поймают. В маленькой стране долго скрываться негде. Подполковник полиции Арнон Нотман, в свое время поймавший Селу и хорошо изучивший повадки этого зверя в человечьем обличье, уверен: «В конечном итоге, Бени допустит ошибку. Это лишь вопрос времени».
Пока же полиции приходится анализировать не его, а свои ошибки. «Тель-авивский маньяк», как Бени Селу называли в газетах 6-7 лет назад, указал своей грязной лапой на тех, кто вольно или невольно помог ему оставаться «социально близким» и бежать из-под стражи ...