ankara escort

бедные умирают раньше

Факты. События. Комментарии
№49 (555)

Этот «эпохальный» вывод, проанализировав итоги исследования факторов, влияющих на продолжительность жизни населения в разных регионах Германии, сделал один из руководителей ведомства по статистике федеральной земли Нижняя Саксония, профессор Лотар Айхгорн. Выведенную им формулу он подкрепил примером: «Это отчетливо видно по населению бывшей ГДР, где по сравнению с землями западной части страны экономика слабее, а безработица выше», - заявил он.
В деле «второго открытия Америки» свое слово сказали и стоматологи. Так, референт палаты стоматологов региона Ганновер – столицы земли Нижняя Саксония - Маркус Браун отныне точно знает: «Дети из состоятельных семей имеют хорошие зубы, а каждый второй ребенок из проблемных семей страдает кариесом». Эвфемизм Брауна «проблемная самья» его коллега, пресс-секретарь палаты Карин Гертнер объяснила несколько внятней: «Это дети из бедных многодетных семей и плохо интегрированных семей иностранцев». Общеизвестно, что немцы - народ дисциплинированный. Поэтому, когда еще 16 октября с.г. здесь обнародовали данные социологического исследования, согласно которому 8 % населения, а это 6,5 миллионов жителей страны (в т.ч. до 20 % в восточных землях и 4 % в западных), были названы – цитирую - «новым низшим слоем», все дружно схватились кто за голову, кто за сердце, хором выдохнув ошеломленное «ах!». То есть до 16 октября всё было прекрасно, а уж с 17-го все осознали, что социальное государство, каким уже несколько десятилетий по праву считалась Германия, трещит по швам.
Конечно, я сильно утрирую: то, что наше социальное государство трещит по швам, всем было ясно еще во времена правления канцлера Шрёдера. Именно он в 2004 году и инициировал поныне идущие широкомасштабные экономические реформы. Но при всей их болезненности для большинства населения эти реформы не улучшили жизнь тех, кто особенно нуждается в социальной защите. А это целая группа (причем весьма многочисленная), для которой характерны очень низкие доходы и отсутствие денежных сбережений при хроническом наличии долгов. И практически все эти люди считают, что государство бросило их на произвол судьбы, предоставляя поблажки иммигрантам, в т.ч. выходцам из бывшего СССР – российским немцам-переселенцам и еврейским иммигрантам. И если первым обыватели ставят в упрек, в частности, то, что «государство дает им деньги из наших налогов на строительство собственных домов», то вторых прямо обвиняют в иждивенчестве: «Около 80% из них живут за счет социального пособия», - такие оценки не раз появлялись в последнее время в немецкой прессе.
Насколько все это соответствует реалиям? Мягко говоря, не очень. Российские немцы действительно массово строят себе здесь дома, но на средства, взятые ими в кредит (!) в банках. Такой кредит, причем на достаточно льготных условиях, вправе взять любой житель Германии, имеющий постоянную работу и социальную страховку. В начале 90-х годов немцы-переселенцы бежали из Сибири и Казахстана в ФРГ, без преувеличения, целыми деревнями и поселками, где они в большинстве своем жили со времен сталинских спецпоселений (спецпоселения и «трудармия» - это отдельная тема, замалчиваемая не только в СССР и уже в демократической России, но и в сегодняшней ФРГ). В Германии они брались за любую работу – в том числе и за такую, от которой отказывалось как местное население, так и давно живущие здесь турки. Их извечной мечтой было иметь собственный дом. Они его и строили - непривычным для коренных немцев способом «народной стройки», когда к работам привлекалась вся многочисленная родня (а семьи у российских немцев, как правило, большие), друзья и знакомые. Что же касается «иждивенчества» еврейских иммигрантов, то здесь вопрос сложней. Факт, что среди этой категории весьма высока доля людей пенсионного возраста, а также лиц с высшим образованием, не нашедших себе места по прежней специальности. Но утверждать, что таковых 80 % (а утверждения голословны, поскольку источников этой статистики ни разу никто и нигде не приводил), значит, явно грешить против истины. Однако руководство Центрального совета евреев Германии по этому поводу предпочитает отмалчиваться, а единственная предпринятая одним русскоязычным малотиражным журналом попытка опровергнуть эти сведения путем анкетирования своих подписчиков, естественно, никак не повлияла на формирование немецкой прессой общественного мнения. Впрочем, все это тоже требует отдельного разговора, не в рамках данной статьи.
Но вернемся к основной нашей теме. По мнению ряда видных немецких политиков, проблема «новых бедных» носит не только финансовый характер. По словам генерального секретаря Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Губертуса Хайля, «речь идет также об образовании, культуре и шансах на здоровую жизнь». Согласно уже упомянутому октябрьскому исследованию, «образовательный Gro?ansicht des Bildes mit der Bildunterschrift: Когда в жизни нет перспектив... уровень людей, принадлежащих к группе «новых бедных», в основном, весьма невысок, у них слабо выражена воля к социальному росту. Две трети представителей «новых низших слоев» потеряли работу, а остальные испытывают неуверенность в том, что смогут удержаться на имеющейся». При этом, по словам председателя СДПГ Курта Бека, «слишком много людей в Германии вообще потеряли надежду поправить свое социальное положение».
Ситуация усугубляется весьма пессимистичным прогнозом специалистов по поводу демографического развития страны. Во многих регионах Германии уже сегодня наблюдается значительное превышение смертности над рождаемостью. «Высокая иммиграция выровнять этот процесс смогла бы только временно, - заявил профессор Ганс-Ульрих Юнг из нижнесаксонского Института экономических исследований, представлявший в конце ноября с.г. составленный Институтом прогноз до 2025 года для округа Люнебург - одного из неблагополучнейших регионов этой западной федеральной земли. - Следует принять как данность, что быстрых решений драматического демографического развития этого региона не существует, - предупреждает Юнг. - Через 20 лет здесь увеличится группа 55-65-летних, группа 35-45-летних составит не более 30 %, и нет никаких предпосылок для прогнозирования увеличения рождаемости».
Локальный пример Люнебурга я здесь привожу по той причине, что с незначительными отклонениями аналогичная ситуация складывается и в других регионах Германии. И неудивительно, что на прошлой неделе федеральное правительство решилось на очередной непопулярный шаг: в нижнюю палату немецкого парламента – Бундестаг – отправлен пакет документов по законопроекту «Пенсия с 67 лет» (сегодня право на пенсию наступает по достижении 65 лет). Обсуждение законопроекта в Бундестаге пройдет еще до Рождества, затем его передадут в верхнюю палату – орган представительства федеральных земель (Бундесрат), и уже с марта он может вступить в силу. Учитывая нынешний расклад политических сил в стране, вряд ли стоит рассчитывать, что депутаты обеих палат отклонят законопроект или изменят его по существу. Закон будет принят именно в том виде, в каком его утвердили члены федерального кабинета министров – коалиции прежних вечных соперников из СДПГ и партии «зеленых», с одной стороны, и христианских демократов (ХДС) и их союзников из Христианско-социального союза (ХСС) с другой.
Понимая, как эта новация будет воспринята большинством населения, правительство постаралось по возможности смягчить удар, растянув по времени переход к новому возрастному порогу. Возраст выхода на пенсию будут поэтапно повышать с 65 до 67 лет, начиная с 2012 года. На первом этапе - на один месяц в год, на втором, который начнется с 2024 года - на два месяца в год. Весь процесс завершится в 2029 году. Уже подсчитано, что первыми, кто выйдет на пенсию в 67 лет, будут те, кто родился в 1964 году. Но при этом при всем сохранится возможность так называемого «раннего» выхода на пенсию - за несколько лет до наступления пенсионного возраста, но при меньшем размере пенсионного обеспечения (этой возможностью в Германии пользуются многие). Gro?ansicht des Bildes mit der Bildunterschrift: Еще одно исключение - для тех, кто платит социальные отчисления не менее 45 лет: для них ныне действующий 65-летний ценз силу не утрачивает. Как всё это отразится на живущих в Германии выходцах из бывшего СССР? В части возраста – в той же мере, что и на коренных немцах. В части финансовой – пожалуй, никак. Если совсем кратко и упрощенно, то дело обстоит следующим образом.
Формально право на пенсию имеет каждый, кто легально проработал в Германии не менее 5 лет и платил все эти годы надлежащие отчисления в фонд социального страхования. Но даже при наилучшем раскладе такая пенсия составит от силы две-три сотни евро в месяц – деньги, на которые прожить здесь невозможно. Поэтому таким людям государство предлагает перейти на так называемое базовое пенсионное обеспечение. Фактически, это то же самое социальное пособие: органы местного самоуправления берут на себя оплату аренды квартиры и стоимости коммунальных услуг по установленным нормам, а также производят ежемесячные выплаты наличными на Lebensunterhaltung (букв.- поддержание жизни; в зависимости от региона эта сумма составляет до 350 евро в месяц). Предвосхищая возможные «варианты», сразу уточню: получатель базового социального обеспечения, если он не является коренным гражданином ФРГ, не имеет права постоянно жить в другой стране. Это условие распространяется и на тех, кто получил гражданство в порядке натурализации.
Жить на базовое пенсионное обеспечение – удел тех из еврейских иммигрантов, кто переехал в Германию в пожилом возрасте или не смог накопить здесь трудовой стаж, достаточный для получения полноценной пенсии. Несколько иначе этот вопрос решен в отношении российских немцев-переселенцев. Им, в отличие от еврейских иммигрантов и других категорий лиц, легально проживающих в ФРГ, засчитывают в трудовой стаж все годы, проработанные в республиках бывшего СССР. Однако пенсия, начисляемая им за тот период, настолько мала, что даже при сложении ее с тем, что положено за годы работы в Германии, редко когда общая сумма может превысить ту, что равна... все тому же базовому пенсионному обеспечению. То есть для всех выходцев из бывшего Союза куда ни кинь - всюду клин...
Решение увеличить пенсионный возраст до 67 лет вызвало острую критику правительства со стороны Объединения немецких профсоюзов. Член его правления Аннели Бунтенбах в интервью, которое она дала еще до принятия этого правительственного решения, резонно заявляла, что «в ситуации, когда в стране миллионы молодых безработных, повышение пенсионного ценза бессмысленно». Еще откровенней высказывался по этому поводу президент ФРГ Хорст Кёлер. Выступая в прошлом году на берлинской конференции «Демографическая трансформация», он в своем выступлении уже тогда задавался вопросом: «Что же это за страна, где пенсионный возраст будет вскоре увеличен до 67 лет, но где уже с 50 невозможно найти работу?».
Но как бы то ни было, а за неуклонное старение немецкого общества и не менее постоянное увеличение продолжительности жизни расплачиваться придется более поздним выходом на пенсию. Другой альтернативы у Германии просто нет: по-прежнему увеличивать бюджетные вливания в пенсионный фонд государство больше не в состоянии.
Германия