ФРАНЦУЗСКИЙ БАЛЕТ В НЬЮ-ЙОРКЕ

Вариации на тему
№49 (555)

В Нью-Йорке выступала труппа знаменитого современного хореографа Ангелина Прелжокажа. Сын албанских эмигрантов, он родился в Париже и начал свое балетное образование с занятий классическим танцем. Затем Прелжокаж учился в Нью-Йорке у знаменитого модерниста Мерса Куннингема и танцевал во многих современных труппах. Дебютировал как хореограф в 1984 году и с тех пор был награжден многими международными премиями и наградами. Труппа, созданная им во Франции, гастролирует по всему миру. В 2006 году Прелжокаж награжден во Франции орденом Почетного Легиона.
Хореограф ставит балеты для разных международных театров, и всегда его постановки вызывают повышенный интерес всех любителей современного балета. Не скажу – всеобщее восхищение, но интерес – несомненно. Постановки Прелжокажа всегда оригинальны и неожиданны. Во время выступлений в Нью-Йорке в конце ноября - начале декабря театр показал два сочинения хореографа: «Empty moves» ( это название в данном случае я бы перевела как «Пустопорожние или бессодержательные движения») и «Свадебку». Не новая для нашего времени идея бессюжетности балета была использована в данном случае для эпотации публики: довольно замысловатый по рисунку балет шел то под странный текст без определенного содержания, то под выкрики и аплодисменты толпы не то на стадионе, не то на митинге, не то во время какого-то представления. Смотреть это произведение было неинтересно, и публика приняла его весьма сдержанно. Второе отделение вознаградило нас за скуку во время представления первого балета.
Балет «Свадебка» на музыку Игоря Стравинского впервые был показан во время гастролей «Русских сезонов» Сергея Дягилева в Париже в 1923 году в постановке Брониславы Нижинской. Но Нижинская не сразу получила право на эту постановку. Еще в 1917 году два ведущих танцовщика (оба – начинающие хореографы) – Вазлав Нижинский и Леонид Мясин – спорили, кто из них будет сочинять балет Стравинского. Решив не создавать конфликта, Дягилев, который очень любил это музыкальное произведение, пригласил для постановки Брониславу, сестру Вацлава Нижинского. Музыка состоит из четырех картин: «У Невесты», «У Жениха», «Проводы Невесты», «Свадебный праздник». Дягилев хотел, чтобы балет полностью соответствовал обрядам русской свадьбы. Ко времени первого разговора Дягилева с Нижинской художница Наталия Гончарова уже нарисовала эскизы костюмов. Нижинская вспоминает, что это были очень театральные, пышные костюмы, которые скорее подходили к оперному спектаклю, чем к балетному, о чем она и сказала Дягилеву. «Однако Стравинский и я макеты костюмов одобрили, – очень холодно возразил Сергей Павлович. – Итак, Броня, вы тоже «Свадебку» ставить не будете». Но через год Дягилев передумал и выслушал предложения Нижинской, которая уже хорошо представляла себе, как надо ставить этот балет. В конце концов и Дягилев и Стравинский согласились с идеями Брониславы, Гончарова нарисовала новые костюмы и премьера на сцене Гете Лирик в Париже прошла с огромным успехом.
Балет Нижинской кажется мне гениальным воплощением музыки Стравинского, но сегодня он не пользуется успехом на сценах мировых театров. Возможно, современные артисты не умеют танцевать своеобразный стиль хореографии Нижинской, возможно, сегодня он представляет интерес только для балетных «гурманов». Многие хореографы как прошлого, так и современного столетия по-своему решили музыку «Свадебки», среди них – и Прелжокаж. Хореография «Свадебки» должна была отражать целостность музыкального произведения, считала Нижинская. Она воссоздала обряд русской крестьянской свадьбы, где, как и в музыке, не было и намека на чувства. Жених и Невеста – статисты на этом празднике. Говоря современным языком, идет «купля-продажа» и обмывание сделки. Танцуют и веселятся только друзья и подружки.
Прелжокаж тоже воссоздавал «целостность музыкального произведения», но он услышал музыку по-своему. Хореограф к воссозданию обряда не стремился (хотя намеки на него в постановке остались). Он услышал в музыке это отсутствие каких-либо чувств, но решил весь балет как стремление полов к совокуплению. Идет подготовка к брачной ночи. В бешеном ритме несколько пар (девушки в коротких платьях, мужчину в брюках, белых рубашках и при галстуках) танцуют общий танец взаимного нетерпения. Иногда выносят огромных тряпичных кукол в стилизованном подвенечном наряде как напоминание о том, что все-таки к свадьбе готовимся... Но подвенечные платья не надолго занимают внимание участников свадьбы. Целомудренность – это то качество, от которого невесты стремятся скорее избавиться. Мимолетны сожаления матери об уходящей из дома дочери, мимолетны растерянность невесты и скромность жениха... Яростный танец, бег, «недозволенные» ласки в уголку сцены... И, наконец, – брачная ночь! Поставлена она театрально и в меру условно, даже корректно. Музыка заканчивается. Новобрачные поднимаются с пола. Мужчины с полным равнодушием поворачиваются спиной к женам (а заодно и к публике), лениво идут к заднику сцены, по дороге распихивая кукол в подвенечных нарядах по углам, «распиная» их на ножках перевернутых столов. Молодые жены уныло плетутся следом за мужьями. Занавес.
Страшный спектакль! На меня балет «Свадебка» Прелжокажа произвела большое впечатление.