ПРАВОЖАДНАЯ АМЕРИКА

Мнения и сомнения
№51 (557)

В джунглях законов обычно царствует закон джунглей. Поэтому законы часто сравнивают с паутиной, которая ловит мошкару, но не страшна для ос. Да и пишутся они, как правило, языком ультиматумов. Впрочем, суть их - в поиске целесообразности, а не истины. Говорят, Александр Македонский, слушая как-то обвинительный приговор, заткнул одно ухо. Когда его спросили, что бы это значило, он ответил: «Поберегу это ухо для обвиняемого». Было это на самом деле или нет, мы никогда не узнаем. Но то, что 215 лет назад был принят Билль о правах, никаких сомнений не вызывает. Первые 10 поправок к Конституции Соединенных Штатов сделали Америку Америкой.
Другой она уже быть не может. И это бесит остальных. Ведь чем больше у тебя недостатков, тем сильнее ты ненавидишь за них других. Поэтому правожадную Америку и рисуют все, кому не лень, кровожадной.
Компания Zogby International решила выяснить, как относятся к Соединенным Штатам на Ближнем Востоке, проведя опрос общественного мнения в пяти арабских странах - Саудовской Аравии, Египте, Марокко, Ливане и Иордании. Результат был предсказуем: арабы в большинстве своем Америку не любят. Особенно в тех государствах, которых мы называем союзниками. В Иордании, к примеру, США на дух не переносит 90% населения, а в Марокко - 87%. Замыкает тройку Ливан - 68%.
Но не все так плохо. Ливанцам в принципе американцы даже нравятся. Убрать бы только Белый дом и Конгресс, а заодно и 10 поправок к Конституции. Саудиты обошлись бы и без американцев, но очень любят американские доллары и товары. Иорданцам нравится американское образование, а египтянам – продукция давно оплеванного мусульманами, продавшегося евреям Голливуда.
Конечно, если б не Америка, Ирак бы сейчас, безусловно, процветал. Под мудрым руководством Саддама Хусейна. А Сирия превратила бы в райский сад Ливан. Благоденствовали бы и вернувшиеся к родным пенатам «палестинцы». Колхоз имени Ясера Арафата собирал бы такие урожаи на осушенных землях Мертвого моря, что позавидовали бы и хлеборобы Канады. И вообще, если на Кубе - торнадо, в Северной Корее - голод, а в Иране - землетрясение, то в голове одна, но пламенная мысль – нечего было в Афганистан лезть...
Опросить американцев, чтобы выяснить, как они относятся к арабам и прочим персам, решимости у компании Zogby International не хватило. Социологов и сочувствующих им интересует совсем другой вопрос: бежать из Ирака сегодня или потерпеть еще годик? Ответ тоже предсказуем: пусть воюют роботы – у них не только нервы железные, но и тело.
Опрос, проведенный по заказу газеты USA Today, дал искомую цифирь: три четверти американцев поддерживают рекомендации комиссии Бейкера-Гамильтона, хотя и понятия не имеют, о чем идет речь. Но задавая «хитрые» вопросы, можно легко манипулировать общественным мнением. К примеру, идет ли в Ираке гражданская война? Понятное дело, - отвечает 76% телезрителей, которые видят эту войну по сто раз на день. А раз там гражданская война, то зачем нам превращаться в боксерскую грушу, на которой все вымещают свою злобу? И то верно, пусть режут друг друга сами, а нашим солдатикам пора домой.
Еще парочку таких вопросов, и вот он – нужный результат. 55% американцев хотят, чтобы войска были выведены из Ирака в течение года. 62% считают войну в Ираке ошибкой. Две трети уверены, что в объявленной Джорджем Бушем войне с терроризмом побеждают террористы. В победу над ними верит лишь треть населения. 60% не сомневаются, что война с исламо-фашизмом только вредит имиджу США на международной арене.
«Законы пишутся для простых людей, поэтому они должны основываться, прежде всего, на здравом смысле», - говорил Томас Джефферсон, который настоял, чтобы Конгресс был лишен права на какие-либо ограничения свободы печати. Это гарантирует Первая поправка к Конституции. Средства массовой информации не случайно называют четвертой властью. Они играют двойную роль: информируют о происходящем и попутно контролируют власть. Именно поэтому взаимоотношения прессы с правительством, мягко говоря, натянутые, а порой и вовсе враждебные. И это в какой-то степени оправдано: на то и щука в реке, чтобы карась не дремал.
Но когда выразителем общественного мнения становятся только средства массовой информации, то это уже диктат. Мол, каждый, конечно, имеет полное право на собственное мнение, но при условии, что оно совпадает с нашим.
Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика. Статистику как раз и формируют опросы общественного мнения. Поэтому лучше всего доверять здравому смыслу, а не статистике.
Что же подсказывает здравый смысл? То, что никакой гражданской войны в Ираке нет и не предвидится. Он самопроизвольно разделился на три анклава – шиитский, суннитский и курдский. И теперь каждый анклав стремится расширить свою территорию за счет враждебных соседей.
Как сообщает газета The Washington Post, ссылаясь на отчет служб безопасности Саудовской Аравии, Иран уже создал шиитское государство на иракской территории. Вооружил военизированную милицию и обучает ее в специальных лагерях. Опирается Тегеран в основном на военно-политическую организацию Badr, входящую в состав SCIRI, которая располагает самой большой фракцией в иракском правительстве. Противостоят ей разрозненные отряды суннитов под руководством бывших офицеров иракской армии. Саудовская Аравия помогает им деньгами, но пока весьма скупо. И это вызывает в королевстве все большее недовольство. Поэтому, скорее всего, очень скоро Эр-Рияд вынужден будет пересмотреть свою позицию.
Учитывает ли эту ситуацию доктрина Бейкера-Гамильтона? Нет, поскольку ее краеугольный камень - переговоры с Ираном и Сирией. Только о чем говорить? Ирак - вчерашний смертельный враг Тегерана и Дамаска - не только мертв, но и расчленен. Америке бы узаконить сложившийся статус, вместо того чтобы спешить уходить. Оставив тем самым удавку на шее и Ирана, и Сирии. Обратите внимание, что самым ярым поборником этой доктрины стал не Ирак, хотя, казалось бы, речь идет о его дальнейшей судьбе, а именно Сирия. В интервью той же The Washington Post сирийский министр иностранных дел Валид Муалем буквально пел дифирамбы плану Бейкера-Гамильтона.
Первой пришла в себя Кондолиза Райс, которую усиленно обхаживал бывший советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт.
«Будет очень плохо, если Соединенные Штаты вступят в прямые контакты с Сирией и Ираном, поскольку цена, которую они требуют, непомерно высока, а отдачи почти никакой», - со свойственной ей прямотой сказала Госсекретарь на брифинге для журналистов. Цена действительно высока. Дамаск требует не только возврата Голанских высот, но и Ливана, а Тегеран настаивает на своем праве создавать собственное «мирное» атомное оружие. Америка не намерена жертвовать суверенитетом Ливана или позволить Ирану стать ядерной державой, заверила Кондолиза Райс.
Тем не менее, общественное мнение сейчас на стороне Бейкера, который толкает страну на «европейский путь». Наверное, не все знают, что в Соединенных Штатах тоже идет непримиримая борьба между двумя основными течениями – американофилами и европолюбами. Как между славянофилами и западниками в России. На переломах истории эта борьба резко обостряется. Так, в 1947 году острую дискуссию вызвала статья Джорджа Кеннана, в которой он попытался дать расклад сил в «холодной войне» и определил задачи «политики сдерживания». Такую же бурю вызвала в 1989 году книга Френсиса Фукуямы «Конец истории», а четыре года спустя - «Столкновение цивилизаций» Сэмюэла Хантингтона.
Теперь пришел черед книги Роберта Коэна «О райском саде и мощи: Америка, Европа и новый мировой порядок». В ней он говорит о пропасти между Америкой и Европой, которая стремительно увеличивается и будет увеличиваться по мере того, как Америка наращивает свою военную мощь, а Европа пытается заменить ее дипломатией и экономическими связями.
Трансатлантический союз, выполняющий роль связующей нити, утратил свое значение после краха Советского Союза, считает Коэн. Он ведь создавался в ответ на советскую угрозу. Единый фронт дал трещину, и давние противоречия между Старым и Новым светом тут же вылезли наружу. Стремительно дряхлеющая, как некогда Византия, Европа ухватилась за последнюю соломинку - Европейский Союз, видя в нем «райский сад», как не без иронии называет его Коэн. И пытается распространить эти миражные ангельские отношения на весь мир. Американцы в эту схему не вписываются, поэтому им как бы говорят: «Вы кашеварьте, а мы потом помоем посуду».
Спасать Европу, в конце концов, опять придется Соединенным Штатам. Если они сохранят свой прежний дух и не будут бросаться из крайности в крайность. Арабская пресса обвинила Коэна в насаждении «сионистских идей». Но сколь нибудь существенных аргументов не привела. Коэн не открыл Америки, а просто назвал вещи своими именами. Европейцы и в самом деле сдают позицию за позицией. В последнем отчете, подготовленном по заказу Европарламента экспертами Центра по проблемам расизма и ксенофобии, говорится, что «в Европе нарастает мутная волна исламофобии». В качестве рекомендаций предлагается «уделить больше внимания интеграции мусульман». Короче, читайте: бумага всё стерпит.
Все эксперты почему-то очень тщательно обходят стороной одну маленькую, но существенную деталь: мусульмане не хотят и не будут интегрироваться. Пока их в Западной Европе около 15 миллионов, то есть чуть больше 5%. Но они уже держат европейцев за горло. Через 30 лет их число возрастет до 40 миллионов, и тогда уже европейцам придется искать прибежище. Поэтому они уже сегодня должны молиться на Соединенные Штаты. Иначе вместо очередного еврейского Холокоста мир получит европейский.
... Если бы законы могли говорить, они бы первым делом пожаловались на законодателей. В любом американском штате есть законы, которые не могут не вызвать улыбки. Например, в Нью-Джерси убийца не имеет права совершать преступление, одев на себя пуленепробиваемый жилет, а в городе Кресскилл коты должны носить на шее три колокольчика, чтобы предупреждать птиц о своем приближении. Жаль, что нет специальных законов для политиков и властителей человеческих умов. А то я предложил бы им свою интерпретацию закона: «Если один уверен в полной своей правоте, а другой не уверен ни в чём, значит, оба они не правы». Может быть, тогда у семи политических нянек не было бы семи пятниц на неделе.