Американкий шик

Этюды о прекрасном
№51 (557)

Мода – это зеркало, в котором отражаются общество и его культура
Джорджио Армани
Джорджио Армани, один из апологетов моды и истинный ее художник и творец, абсолютно прав: мода во все века была зеркалом, отражавшим уровень культуры каждой страны и разных социальных слоев общества. А еще, ну, самую малость преувеличив, добавил: «Мода – это сердце, это ядро всего, что может выразить человек». Во всяком случае, для Нэн Кемпнер, жизнь посвятившей изменчивой моде, - это чистая правда.
Прежде всего, кто такая Нэн? Для американцев имя известнейшее. Жена Томаса Кемпнера, одного из богатейших людей Америки, она любила и умела одеваться, бесконечно разнообразя туалеты и шагая едва ли не впереди моды (благо возможности для этого были практически безграничные).
Но навряд ли могло только это ее прославить. Разумеется, нет. Известность и популярность принесло ей другое. Нэн, Нэнси (это в английском просторечии – уменьшительное, ласковое от имени Анна) стала истинным фанатиком, знатоком моды и в ее историческом, и в художественном аспектах. Она изучала течения моды, ее носителей, ее творцов, лучших ее дизайнеров, понимая, что прошло время, когда именно эти люди вышли из безвестности, их имена зазвучали трубно, их труд, их вкус, их художественное дарование и фантазия были оценены, а сам предмет моды тоже стал цениться соразмерно престижу и таланту его создателя. Брэнд иногда важнее самой вещи.
«Мода – это искусство, - говорила Нэн Кемпнер. – Когда вы разглядываете живопись в музеях, вы видите отражение того, как в разные эпохи одевались женщины. А дизайнер моды - больше, чем живописец или архитектор. Он автор. Дизайн моды, кроме всего прочего, - это архитектурное убранство тела, его преображение. Взгляните на работы Грэ, Шанель, Пуарэ, Баленсиаги, Сен Лорена».
И она не просто глядела. Она выбирала, отбирала (самое интересное и самое оригинальное, естественно) и собирала. Составляла коллекцию. А коллекционирование – дело сложное, требующее полной отдачи, глубоких знаний в избранной области, огромного труда и немалых денег. В области моды - тем более. Учитывая, что приобретались новейшие модели знаменитейших дизайнеров. В числе жизненных правил Нэн были два основополагающих: «не жалей сил» и «трать деньги». Мудро. Особенно последнее правило – для тех, у кого они есть в избытке. Ну а для большинства, у кого избытка не наблюдается, шифр этой установки может быть раскрыт так: не скупердяйничай и не разбрасывайся, лучше купить одну хорошую вещь, чем ворох тряпья.
В какой-то степени было такое толкование и для Нэн. Она коллекционировала только самое стильное, самое в данный момент новое, самое пикантное и строгое одновременно. Была врагом безвкусицы и архитектурных излишеств. Это ведь она назвала творчество моды архитектурой тела. Говорят, она всегда носила в сумочке паспорт. Чтобы не забывать о возрасте и не выглядеть смешной, одетой «под бэби». Следить за собой, сохранять стройность и стиль, подвижность и гибкость. Стареть, не старясь. Быть молодой, но не молодящейся. Это тоже был ее лозунг.
И вот что самое главное: коллекция Кемпнер была зеркалом, в котором отражалась не только и не столько мода европейская, сколько тенденции и концепции американской моды, пристрастия и стиль одежды американок. Если припомните, у Теодора Драйзера есть такой эпизод: его героиня, жена американского тайкуна (магната, сверхбогача то есть), невероятно бездумно увлекавшаяся нарядами, приехала в Европу. Впечатление она и ее яркие броские туалеты производили такое: как только она появлялась в обществе, слышался смешок – «Американка!»
Задача Нэн Кемпнер – доказать, что это давно не так. Американская мода шагает рядом с европейской, подчас опережая ее и задавая ей тон. И это утверждает и демонстрирует только-только открывшаяся во всемирно знаменитом Институте костюма художественного музея Метрополитен выставка коллекции Кемпнер. Того самого собрания моделей известнейших авторов и преобразователей моды – Валентино, Шанель, Оскара де ля Рента, Готье, Лагерфельда, Галлиано, Лорена, Унгаро. Собрания, которые она составляла (тщательнейше!) долгие годы и которые назвала громко и определенно: «Американский шик».
«Подлинный шик, и подлинно американский», - убежденно сказала Сюзанн Табак, писательница, автор нашумевшего бестселлера «Шик в Париже». А Марджори Незин, известный дизайнер и друг нашей газеты, добавила: «И очень важно, что шик в Нью-Йорке столь же почитаем и востребован, как его собрат в Париже, Лондоне или Милане».
Американский – значит и мировой. Это Кэлвин Клайн, Анна Тейлор, Лиз Клайборн, Донна Каран, Пэмела Деннис, Кэй Ангер... Список можно было бы продолжать. И характерны они тем, что «сочиняют», сотворяют не только «от кутюр», но и высокую моду, которая куда быстрей, чем в Европе, становится точкой отсчета для сегодняшней повседневной одежды. Детали, линии, цветовая гамма, аксессуары подиума, а иногда и до подиума, немедленно берутся на вооружение конструкторами и производителями обычной нашей ходовой, не ослепляющей ценами одежды, которая постоянно обновляется и изменяется. Да здравствуют американская деловитость и американский темп! А вместе с ними американская мода и американский шик. Не выходящий за границы здравого смысла и хорошего вкуса. Именно это – главная тенденция нынешней выставки Института костюма. И еще: из огромной коллекции Нэн Кемпнер отобраны только те вещи, которые строго соответствуют новейшей моде седьмого года ХХI века. Мода ведь, обновляясь, повторяется, следуя афоризму: «Новое – это хорошо забытое старое». При этом в нынешнем показе демонстрируется одежда самого разного предназначения – от специфически нарядно-парадной до деловой, повседневной, домашней, спортивной; одежды для улицы, отдыха и т.д., т.д. Причем акцент именно на второй раздел, одежду для нас, а не на сверхдорогие вычурные супер-платья.
Итак, ЦУ (ценные указания то есть), почерпнутые из увиденного на выставке: Длина – чуть-чуть за колено, прикрывая его. Мини – только для юных тоненьких девочек. Очень модны пиджаки – и строго деловые, английские, и умеренно фантазийные. Очень модны болеро – открытые жакетки до или даже чуть выше талии. Для зимы – меха. В том числе и большие, лохматые шапки (ура, смогу вынуть свою залежалую старую папаху!). Пояса с крупными пряжками – полные дамы могут не беспокоиться: любые пояса, так же как крупный рисунок и горизонтальные полоски тканей, обтягивающие свитера и брюки, им противопоказаны. Украшения стали еще крупней, тяжелей, многослойней и длинней: ожерелья (непременно с подвесками) – чуть ли не до пупа, а серьги – до плеч.
Американский шик – это элегантность, практичность, цветовой ансамбль, бьющая через край энергия и эротичность. Это деловитость и удобство, красота и мобильность. Это острое ощущение сегодняшнего дня.
Цвет: Самое модное – вечное сочетание черного с белым: полоски, горошек, витые линии. Серый – опять же, как всегда. Красный – в сочетании с сиреневым. Кто интересуется – надо поглядеть. Выставка в нижнем этаже музея Метрополитен на 5 авеню в Манхэттене, на углу 82 улицы. Поезда метро 4, 5, 6 до 86 Street.
Да здравствует американский шик!