СЛЕДСТВИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Факты. События. Комментарии
№52 (558)

В политике, как и в бизнесе, есть негласное правило: «Доверяй лишь тем, кто может потерять столько же, сколько ты сам». Ничто так не укрепляет доверие, как 100% предоплата. Стоит только нарушить это правило, как возникают проблемы. Слово в наше время обесценилось настолько, что уже ничего не стоит. «Если устроить конкурс лжецов, то победить бы смог только тот, кто говорил бы правду», - горько шутил Илья Ильф.
Свою «правду» комиссия Бейкера-Гамильтона уже сказала. Джордж Буш вежливо выслушал и предложил собственный вариант. На пресс-конференции в Белом доме он сообщил, что намерен увеличить численность военного контингента в Ираке. И дал понять, что американские войска не уйдут до тех пор, пока полностью не выполнят свою миссию. Это решение президент принял после консультаций с министром обороны Робертом Гейтсом, вернувшимся из Ирака, где он провел три дня.

В последнее время боевики заметно активизировались, доведя еженедельное число терактов и диверсий до тысячи. Особенно вольготно они чувствуют себя в Багдаде и в провинции Анбар.
Еще в октябре суннитские боевики, объединившиеся в коалицию «Мутайибин», захватили город Рамади и провозгласили Исламский эмират Ирак, включающий Багдад, Анбар, Киркук, Салахалдин, Найван и часть провинций Бабель и Васет. В распространенной ими декларации говорится, что новое шариатское государство во главе с Амиром Абу Омар аль-Багдади «основано на Сунне Пророка». Скорее всего, это ответ шиитам, создавшим нечто подобное на юге страны. Но в отличие от шиитов и курдов у суннитов нет нефти, поэтому выжить самостоятельно им будет непросто.
Такой ход событий больше всего устраивает Иран, который кровно заинтересован в распаде Ирака. Тегеран рассчитывает присоединить к себе со временем богатые нефтью южные шиитские провинции. А затем разделить с Турцией и Курдистан, который тоже богат нефтью, но не имеет своих портов. Но сначала надо выдавить из Ирака американцев.
Еще вчера это казалось немыслимым. Однако доктрина Бейкера-Гамильтона вселила надежду. Махмуд Ахмадинежад и его окружение поняли, что с демократами можно договориться.
Тегеран и в самом деле получает все больше сигналов того, что в Америке грядут серьезные перемены. Опрос общественного мнения, проведенный институтом Zogby International, который называют еще арабо-американским институтом, показал: 54% демократов считают, что поддержка Израиля наносит ущерб безопасности Соединенных Штатов. А 60% республиканцев, наоборот, уверены, что поддержка Израиля чрезвычайно важна для безопасности Америки.
Необходимость возведения забора безопасности поддерживают 18% демократов и 73% республиканцев. 71% демократов призывают Белый дом начать «конструктивный диалог» с ХАМАСом и “Хизбаллой” (с этим согласны лишь 17% республиканцев). 56% демократов считают, что Израиль слишком жестко реагирует на вылазки террористов. 42% республиканцев, в свою очередь, говорят, что Израиль недостаточно ипользует военную силу против них.
Подыгрывает Ирану и Саудовская Аравия. Под нажимом Эр-Рияда Вашингтон блокирует поставки Израилю оружия и технологий. Налаженный в конце ливанской войны воздушный мост фактически бездействует. Поставки ракет класса «воздух-земля» и другого вооружения сведены на нет. Список оружия, запрошенного Израилем еще в начале военных действий, положен под сукно. Это отразилось и на сотрудничестве между двумя странами. Делегация израильских военно-воздушных сил даже вынуждена была отказаться от поездки в США. Белый дом все еще разочарован тем, что Израиль не сумел разгромить «Хизбаллу».
Но это лишь повод. Госдепартамент, по сути, сорвал сделку с компанией Northrop Grumman, разрабатывающей лазерное оружие, которое необходимо Израилю для перехвата ракет ближнего радиуса действия. Причем сделано это было по просьбе Саудовской Аравии. Во время недавнего визита в Эр-Рияд вице-президенту Дику Чейни было открыто сказано, что если Израиль не прекратит военные операции в секторе Газа, Саудовская Аравия не будет ничего делать для стабилизации обстановки в Ираке. А это для Америки сейчас гораздо важнее, чем поставки оружия Израилю.
Эхуд Ольмерт вынужден считаться с этим. Несмотря на постоянно крепнущие связи между Ираном и ХАМАСом. Тегеран стремится превратить эту радикальную группировку во вторую “Хизбаллу”. Во время недавнего визита в Исламскую республику, Исмаил Ханийе клятвенно пообещал «никогда не признавать Израиль». В ответ Тегеран обязался погасить задолженность палестинского правительства по зарплате, выделить средства на обучение и вооружение служб безопасности, создание лагерей для боевой подготовки боевиков, а также выплату компенсаций семьям террористов, погибших в столкновениях с израильской армией. Понятное дело, что «подарки» эти не безвозмездны.
Тегеран взял на себя и роль банкира Дамаска, пообещав покрыть расходы Сирии на приобретение российского оружия. С этой целью Башар Асад встречался в Москве на прошлой неделе с Владимиром Путиным.
Взаимное понимание требует взаимной лжи. На этом «фундаменте» стоит вся нынешняя дипломатия. Совет безопасности ООН, наконец, определился с Ираном. От первоначального проекта резолюции остались одни воспоминания. Россия и Китай переписали ее заново. Но даже в этом совершенно беззубом варианте против Ирана вводятся какие-никакие санкции. Резолюция требует, чтобы Иран прекратил обогащение урана, а также отказался от разработки атомного оружия. Запрещается любая поставка ядерных материалов и технологий. Кроме того, будут заморожены иностранные активы ряда иранских организаций и частных лиц. Никто до последнего не знал, как поведет себя Россия. Было опасение, что Москва наложит вето. Незадолго до голосования Буш позвонил Путину и убедил его не вставлять палки в колеса.
Белый дом не в восторге от принятой резолюции. Помощник госсекретаря Николас Бёрнс сказал, что Вашингтон будет настаивать на ограничении финансовых контактов Тегерана, чтобы лишить его возможности поддерживать террористические организации. Остальных этот вопрос, похоже, меньше всего интересует.
Иран призывают вернуться за стол переговоров. Еще до голосования Махмуд Ахмадинежад пригрозил пересмотреть отношения с теми странами, которые поддержат санкции, предупредив, что они еще «пожалеют об этом».
Это может показаться парадоксальным, но Ахмадинежад прав. Именно Запад стоял у истоков иранских атомных разработок. Как и пакистанских. Создать ядерное оружие, несмотря на его кажущуюся простоту, и сегодня далеко не всем по плечу. Японцы, к примеру, считают, что им потребуется на это минимум три года, а то и все пять лет. Как сообщает газета Sankei Shimbun,Токио после атомного демарша Пхеньяна всерьез задумывается над собственным оружием устрашения. Специалисты пришли к выводу, что разработка ядерной начинки для авиабомбы или крылатой ракеты, обойдется от полутора до двух миллиардов долларов. И это Японии, обладающей второй в мире по мощи экономикой и колоссальным научным потенциалом.
Не наладившему до сих пор даже собственную нефтепереработку Ирану это было бы самому просто не под силу. Ему помогали и Китай, и Россия, и Пакистан, и многие западные компании. Объяснить это просто желанием заработать слишком примитивно: есть масса других возможностей вложить деньги с гораздо большим эффектом. Значит, дело не в деньгах, а в далеко идущих политических планах. Скажем, какой резон России снабжать Сирию первоклассным оружием, если у нее нет средств, чтобы рассчитаться за него? Остается лишь предположить, что это все та же борьба за сферы влияния, которая привела к двум мировым войнам и жесткому противостоянию в годы «холодного» мира.
Иран тоже всего лишь разменная карта в чужих руках. Но он может произвести роковой выстрел, который втянет в кровавую мясорубку весь мир. Пока на «шалости» Тегерана смотрят сквозь пальцы: пусть, дескать, покуражится. Как бы завтра горько не пожалеть об этом. Тем временем пресс-секретарь министерства иностранных дел Мохаммад Али Хоссейни сообщил журналистам, что «больше нет необходимости в сотрудничестве с Международным агентством по атомной энергии». Он подтвердил, что Иран не намерен вводить мораторий на обогащение урана.
В принципе министр иностранных дел Манушер Моттаки сказал об этом в интервью спутниковому телеканалу “Аль-Арабия” еще неделю назад. Так что с момента принятия резолюции ничего не изменилось. Иранский режим идет по пути Саддама Хусейна. С той лишь разницей, что Багдад все же спровоцировал войну, а Тегерану пока ничто не угрожает.
Иран, по словам секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани, рассчитывает закончить ядерные исследования к марту 2007 года. Израильские военные эксперты считают, что атомная бомба у Ирана будет уже к 2009 году, и только война может остановить этот необратимый процесс. «Никакие санкции не помогут, - заявил в интервью газете The Jerusalem Post генерал-майор Цви Штобер, возглавляющий отдел международных угроз и национальной безопасности при Тель-авивском университете. - Без военных действий Иран не остановить».
Если любой военный конфликт рассматривать как встряску общественного сознания, то, говоря языком Макиавелли, кто хочет жить в мире, должен готовиться к войне. А на Ближнем Востоке даже самые непредвиденные обстоятельства могут изменить ход истории.
40 лет назад трое израильских полицейских подорвались на мине, заложенной боевиками ФАТХа неподалеку от Хеврона. Король Иордании Хуссейн передал Израилю через американского посла свои соболезнования. Был канун шабата, и посол решил вручить письмо на сутки позже. Но, как оказалось, именно на субботу была назначена акция возмездия. Израильские солдаты нарвались на засаду. В ходе боя обе стороны понесли потери. А обиженные палестинцы подняли бунт против короля, который был жестоко подавлен. В итоге израильско-иорданские отношения накалились, и Хуссейн стал союзником Насера в Шестидневной войне.
При нынешних вооружениях последствия и вовсе могут стать катастрофическими.