Зять президента

В мире
№23 (581)

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отдал приказ об аресте Рахата Алиева, своего зятя, мужа любимой старшей дочери - Дариги Назарбаевой. Такого на просторах бывшего СССР ещё не было.
И это не в республике, где после распада Союза шла война, лилась кровь, гремели выстрелы, которую до сих пор раздирают противоречия, а в изначально стабильном, спокойном, политически авторитетном Казахстане.
Рахат Алиев – бывший начальник республиканской финансовой полиции, бывший первый заместитель главы комитета национальной безопасности, бывший посол в Австрии, миллиардер и медиа-магнат, обвинен в вымогательстве, рейдерском захвате чужого имущества, похищениях людей.
По всей Алмате сейчас идут обыски, облавы. Арестовывают сотрудников Алиева из различных структур, допрашивают работников правоохранительных органов, которые выполняли волю всемогущего зятя.
По свидетельствам многих, Рахат Алиев давно уже вел себя на экономическом поле Казахстана как бандит-отморозок. И настроил против себя буквально всех. А общее недовольство оборачивалось автоматически и против самого Назарбаева.
Про бандита-отморозка я написал не случайно. Всё делалось в лучших традициях бандитского рэкета. Например, подручные Алиева 18 января 2007 года привезли в банный комплекс председателя правления “Нурбанка” Абильмажина Гилимова и его заместителя Жолдаса Тимралиева.

Из заявления Абильмажина Гилимова - судье:
“Когда зашел Алиев, у него в руках был пистолет. На меня надели наручники, сняли обувь, ремень, из карманов вытащили все: паспорт, носовой платок, портмоне... Он взял мой паспорт и сказал, что пустил слух, что мы вылетаем в Киев: “Я в этой стране могу делать все, что хочу, вы зря меня списываете! Сейчас мы в ваших паспортах проставим штампы о пересечении границы и вылете в Киев, а самих вас здесь закопаем. И пусть полиция, ваши родственники ищут вас в Украине всю оставшуюся жизнь, никогда не найдут...” Сказал, чтобы я написал заявление об уходе по собственному желанию... Мне дали напечатанные листы (я так понял, это был договор) на подпись и приказали вернуть акции (я владел примерно 8 процентами акций “Нурбанка”). И я вынужден был эти два документа подписать”.

После этого Абильмажина Гилимова и Жолдаса Тимралиева отпустили.

Из заявления Абильмажина Гилимова - судье:
“У Жолдаса случился нервный срыв, практически истерика. Он кричал, что всю ночь провел в наручниках, что его отводили в подвал... и Рахат Алиев в тире стрелял ему между ног... Жолдас боялся, что не увидит детей. Рассказывая, он плакал... Потом я отвез его домой. Договорились, что подробности никому говорить не будем. Однако он... когда пришел домой, когда взял на руки дочку, не выдержал: заплакал и все рассказал жене. “Теперь надо рассказывать обо всем”, - сказал он мне. Но я возразил: “Насколько нам поверят, неизвестно, а то, что наши семьи могут пострадать, родственники - это очень существенно”. Он сказал, что напишет заявление, оставит в пяти экземплярах, в разных органах: кто-нибудь да откликнется”.

31 января 2007 года Жолдас Тимралиев исчез.

Из открытого письма Армангуль Капашевой, жены первого заместителя председателя правления “Нурбанка” Жолдаса Тимралиева – президенту Назарбаеву:
“31 января 2007 года мой муж Тимралиев Ж.Г. около 15.00 пошел на встречу с ...акционером АО «Нурбанк» Алиевым Р.М. Перед тем предупредил меня, что если он в течение 2, максимум 3 часов не выйдет на связь со мной, то мне следует обратиться в правоохранительные органы. После неоднократных безуспешных попыток связаться с супругом ...я начала действовать по его инструкции. Примерно в 18.15 я позвонила в милицию по телефону «02» и сделала заявку о возможном насильственном удержании моего супруга... По прошествии часа, примерно в 19.30., после бесполезного ожидании милиции, я была вынуждена написать заявление и отнести его собственноручно в Медеуское РУВД. В ходе регистрации моего заявления подошли сотрудники финансовой полиции и попросили дежурного не регистрировать мое заявление. Всю ночь с 31 января на 1 февраля 2007 года сотрудники финансовой полиции, КНБ и РУВД осаждали мою квартиру с целью воздействия на меня. Опасаясь за жизнь трех своих малолетних детей, я была вынуждена закрыться в квартире и никого не впускать.
1 февраля 2007 года нам с сестрой мужа пришлось вновь регистрировать заявление о пропаже мужа и брата, так как выяснилось, что мое заявление за № 588 изъято финансовой полицией и, соответственно, уголовное дело не возбуждено... Вечером 2 февраля 2007 года сотрудники финансовой полиции обманным путем проникли в мою квартиру и предъявили ордер на обыск. Искали какие-то документы, фотографии мужа и ценности в особо крупных размерах. В итоге забрали кипу фотографий, его личные документы и ряд старых финансовых отчетов, с которыми он работал дома.
Прошло уже четыре дня, но никаких усилий по розыску моего мужа правоохранительные органы не принимают.
Уважаемый Президент!
У кого спросить, почему Алиеву Р.М. позволено попирать закон, а простым гражданам приходится зависеть от его прихотей?
Я уже отчаялась найти своего мужа и отца своих детей, добиться справедливости, законности и элементарной защиты прав гражданина Республики Казахстан...
Капашева А.
4 февраля 2007 г.”

Из заявления Абильмажина Гилимова - судье:
“Утром 5 февраля, в понедельник, за мной зашел один из сотрудников управления внутренней безопасности, сказал, что меня вызывают в финполицию... Там сидел мужчина в гражданской одежде, который сказал: “Я - первый заместитель председателя Агентства РК по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями (финансовая полиция – С.Б.), моя фамилия Ибраимов”. Он бросил мне распечатку какого-то текста. Это оказалось письмо Армангуль Капашевой на имя президента страны об исчезновении ее мужа 31 января. Ибраимов агрессивно сказал мне: “Срочно прекрати эту режиссуру и заткни рот этой истеричке! Ты что, решил в политику лезть?! Не знаешь, на кого замахнулся?! На Рахата, что ли, замахнулся?!” ... 6-7 февраля меня возили на допросы в финансовую полицию и 7 февраля предъявили обвинение о налете на банк. ...Меня снова привели в кабинет Аубакирова (следователя – С.Б.), где сидел Вадим Кошляк (друг-приятель, доверенное лицо Алиева – С.Б.). Аубакиров оставил нас вдвоем. Кошляк набрал какой-то номер, отчитался, что меня привели, и передал мне трубку. Это был Алиев. Он сказал: “Если хочешь выйти из тюрьмы, то завтра жена Тимралиева и твоя жена должны публично извиниться, сказать, что они оболгали меня”. ...Он начал угрожать, что я не выйду из тюрьмы... В конце он сказал, что все вопросы должны решаться через Вадима Кошляка. Тот написал на бумаге свой телефон и вышел. А меня отвезли в следственный изолятор... там эту бумажку с телефоном изъяли... С тех пор по сей день я нахожусь в СИЗО...”

Какие тут могут быть комментарии? Обращу лишь внимание, что на Рахата Алиева “работали” не бандиты, а сотрудники правоохранительных органов.
Казахстан сейчас бурлит.
“Рубикон перейден, - заявил лидер Партии патриотов Гани Касымов. - До последних событий многие люди считали, что Казахстан отличается от других цивилизованных стран прежде всего тем, что у нас в стране имеются неприкасаемые лица, для которых закон не писан. Начался этап новейшей истории Казахстана, связанный с периодом очищения общества... Для всех нас общественное спокойствие, равенство пред законом должны стать незыблемым правилом общественного бытия”.
А Демократическая партия Казахстана “Нагыз Ак жол” выступила с обращением, в котором говорится: “Дело не в личности конкретного гражданина Р.Алиева, а в пороках казахстанской политической системы. Системы, которая порождает коррупцию, круговую поруку, вседозволенность, цинизм и безнаказанность тех, кто облечен властью или близок к ней. Единственная гарантия защиты от этой болезни - это проведение настоящих политических реформ, которые обеспечат реальное разделение властей, свободу слова, свободу мирных собраний, избираемость всех ветвей власти и их подотчетность обществу, гражданский контроль над правоохранительными органами, независимость судебной системы, о чем мы последовательно говорим в течение многих лет”.
Безусловно, Казахстан теперь станет немного другим. Надеюсь, там осознают и запомнят, что “дело Алиева” начала пресса. Или, скажем скромнее, дала толчок. Помогли иностранные газеты и информационные агентства, нашлись смелые издания в Казахстане, которые обнародовали открытое письмо Армангуль Капашевой.
И здесь нельзя не сказать, что российская пресса открытое письмо Капашевой замолчала. С февраля – ни слова. И заговорила только после того, как президент Назарбаев снял Алиева с должности посла и для его ареста в Вену вылетела группа оперативников. Да и то – пишут лишь в общих чертах. А подробности из письма Капашевой и заявления Гилимова не приводятся.