НА КОГО РАБОТАЕТЕ, МИСТЕР ГОРДЕЕФ-Ф?

В мире
№29 (587)

Когда в России по телевизору сообщают, что в Петербурге могут ввести карточки на хлеб, - в стране начинается почти паника. Тем более - в Питере. Срабатывает историческая и генетическая память. Никто не думает, что денег у государства больше, чем пыли в чернозёмном поле. Никому не объяснишь, что в Петербурге всего лишь предполагали таким образом обезопасить бедных от роста цен. К тому же потом от имени губернатора опровергли эту информацию.
Бесполезно. Если в городе блокадной памяти прозвучало слово “карточки”, опровергать бесполезно. И вот уже в булочных Питера раздаётся: “Больше двух батонов в одни руки не даём!” Пенсионеры грозят митингом. И одновременно выстроились в очереди, покупают чёрный хлеб впрок и сушат из него сухари.
Хлеб в Петербурге подорожал на 10-15 процентов. “Обещают” вскоре и все 20. То же самое - по всей стране. Ярославль, Пермь, Самара, Волгоград, Воронеж, Барнаул, Бийск и далее до Улан-Удэ и Владивостока. В городе Чайковский Пермского края цены взлетели аж на 32 процента. Некоторые прогнозисты предрекают к концу года повышение цен на 40 процентов.
Что случилось?
Министр сельского хозяйства страны Алексей Гордеев сослался на колебания цен мирового зернового рынка: мол, отразилось и на нас. По большей части это отговорка. Закупочный и уборочный сезон в мире и в России отличаются - в силу климатических условий. У нас на юге уже началась жатва, в закрома заложили первые 12 миллионов тонн зерна. Оно ещё месяц должно отлежаться, набрать кондиции, и потом его можно продавать.
Так почему же цены на хлеб взлетели? Кто спровоцировал? Или - что спровоцировало?
Пресса. В середине июня она заговорила, что виды на урожай у нас аховые. Весной многие районы поразила засуха. Соберём примерно 76 миллионов тонн - на 3 миллиона тонн меньше, чем в прошлом году. И на 10 миллионов тонн меньше, чем предполагали. А остатки прошлогоднего урожая уже вывезли на экспорт - 13 миллионов тонн.
Для продавцов зерна такая информация подобна долгожданному сигналу боевой трубы: можно сорвать огромный куш! Причём, палец о палец не ударив! Просто поднять цены. Соответственно взлетели цены и по всей цепочке: мукомольные комбинаты - хлебозаводы - магазины.
Вот на что способна пресса. Злые языки сказали бы, что всю прессу подкупила зерно-мукомольно-хлебозаводская мафия.
Но откуда пресса взяла информацию?
И вот здесь нас ждёт большая неожиданность.
Информацию о засухе, грядущем неурожае и распродаже прошлогодних запасов за границу выдал прессе министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев. Государственный человек.
Он что, не понимал, как аукается каждое его слово? Тем более - слово о неурожае?
В России хлеб - сакральный продукт. А тут ещё социологи обнародовали результаты опросов, по которым значительная часть россиян допускает в ближайшие 10 лет возможность голода в России. Можно сказать, что страна в некоторой панике.
Такого министра - да заслать бы диверсантом в какую-нибудь вражескую страну. Так и хочется спросить в стиле послевоенных шпионских детективов: “На кого работаете, мистер Гордееф-ф?”
Но ни председатель кабинета министров, ни президент не устроили ему выволочку. Гордеев непотопляем. Будучи инженером-железнодорожником по образованию, более 20 лет работает в сельскохозяйственной системе, последние 8 лет - министром.
Породив панику в стране, он как ни в чём не бывало красуется на пресс-конференциях, брифингах, экранах телевизоров и объясняет нам, почему это вздорожал хлеб: “Мы живём в рыночной экономике, хлеб и зерно - это торгуемые продукты, и вообще-то многие наши граждане не замечают цены на хлеб... Почему хлеб не должен дорожать? Это такой же товар, как и многие другие”.
А, кроме того, министр Гордеев нашёл виноватых в панике и указал, кого мы должны побить праведными народными камнями: “Мы, наблюдая за ситуацией, считаем, что сезонный всплеск цен на зерно не должен использоваться в политических целях... Понимая, что хлеб - это святое, оппоненты в своих интересах играют на этой теме... В предвыборный год оппозиция начинает поднимать именно этот вопрос... Очевидно, что хлеб является наиболее социально значимым продуктом. И каждый раз в предвыборной ситуации оппозиция начинает поднимать вопрос о его подорожании”.
Вам всё ясно? Оппозиция!
Экономика - система сообщающихся сосудов. Тут же начали подниматься цены на яйца, растительное масло, сахар. Само собой, вздорожает мясо, молоко, сыр. Животноводство в прямой зависимости от рынка зерна. В нашем магазине цены на сыры “Гауда” и “Эдам” поднялись на 30 процентов. Еще раньше, в июне, элементарная капуста стала дороже на 35 процентов, а морковь - на 20 процентов.
Это заметил даже финансовый олимпиец Сергей Игнатьев, председатель Центробанка. Выступая в Госдуме, он заявил, что инфляция в июне оказалась втрое выше, чем год назад: “Основной причиной... стал рост цен на плодоовощную продукцию”.
Но в правительстве всё спокойно. Говорят об укреплении рубля и снижении инфляции. На прошлой неделе кабинет министров обсудил государственную программу поддержки сельского хозяйства на 2008-2012 годы. Основным докладчиком, разумеется, выступал министр Гордеев. Как тут не вспомнить бессмертное высказывание бывшего премьера Виктора Степановича Черномырдина: “Вообще-то успехов немного, но главное - есть правительство!”
Однако в его времена нынешние деньги и не снились. Пятилетняя программа развития села, одобренная кабинетом министров, обойдётся федеральному бюджету в 551 миллиард рублей. 20 миллиардов долларов!
Сельское хозяйство в СССР всегда было самой настоящей чёрной дырой. Миллиарды советских рублей в прямом смысле зарывались в землю - в мелиорацию гигантских масштабов, от которой не было отдачи, в долгострои, вообще распылялись. Но никто не мог сказать, что их разворовывают. Система была другая.
Нынешнее российское село - руины советского. В прямом и переносном смысле. По данным Зернового союза, в России 70 миллионов гектаров посевных площадей. Из них 30 миллионов гектаров - просто-напросто заброшены.
И 10 миллиардов долларов из бюджета на подъём села - о таком можно только мечтать! Но система нынче не советская... Года два назад обсуждали на телевидении, куда бы направить деньги Стабилизационного фонда. Ирина Хакамада заявила во всеуслышание: “Я министром работала, я знаю... Направим мы, допустим, пять миллиардов долларов, чтобы по всей стране заменить старые прогнившие трубы на новые. Так деньги по дороге исчезнут, 90 процентов разворуют, и будет снова инфляция”.
А потом выйдет кто-нибудь вроде Гордеева и скажет: “Оппозиция поднимает вопрос в политических целях...”