Молоко СВЯЩЕННОЙ КОРОВЫ

Америка
№13 (623)

В одном из номеров нашей газеты, где достаточно много внимания было уделено скандалу, связанному с Элиотом Спитцером, внимательный читатель мог увидеть четкую реакцию на это известного адвоката А. Дершовица: «Мы – нация лицемеров». Этому приходится верить. И с этой позиции оценивать многое из того, что происходит в стране.
Когда лицемерие в виде пресловутой политкорректности проявляют простые люди, активисты общин, журналисты или представители законодательной и исполнительной власти, то к этому можно отнестись по-разному – консервативно или либерально, молча или гласно. Но когда лицемерие проникает в судебную власть, когда судят не по законам, а по понятиям, молчать нельзя.
Цивилизованность страны определяется ее конституцией – основным законом. Самые высокоразвитые страны, служащие примером для всех остальных, имеют конституционные суды, которые проверяют на соответствие основному закону законодательные акты.
В Америке роль конституционного суда играет Верховный суд США, для которого Конституция США – священная корова. Когда говорят об этом документе, то прежде всего подчеркивают его стабильность на протяжении 221 года. За эти годы в Конституцию внесено всего 26 поправок.
Если образованному человеку начать ее читать без пиетета к каждому слову и запятой, то возникнет много вопросов к использованной в ней грамматике, а вслед за ней и к смыслу определенных этой грамматикой положений. Но главные вопросы обусловлены порождаемым ею сомнением в современности некоторых из ее положений. Соответствуют ли они реалиям сегодняшнего дня?
Обратимся к самому актуальному примеру – Второй поправке к Конституции США. Актуален он потому, что Верховный суд США начал сейчас рассматривать судебное дело, имеющее прямое отношение к смыслу и значимости этой поправки для обеспечения личной безопасности каждого американца.
Авторитетный интернетный справочник Wikipedia сообщает, что Конгресс США принял следующий текст Второй поправки:
A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed.
Сразу понятно, что с грамматикой в тексте не все в порядке. Он фактически состоит из двух грамматически не связанных друг с другом предложений. Причем первое предложение явно оборвано, а во второе вкралась непонятная запятая.
Но этого мало. Wikipedia также сообщает, что штатам для ратификации была предложена следующая формулировка поправки:
A well regulated militia being necessary to the security of a free State, the right of the People to keep and bear arms shall not be infringed.
Теперь исчезли две запятые, приписываемые малограмотности чиновника Уильяма Ламберта, который записал первоначальный текст поправки. Однако смысловая связанность двух ее частей так и осталась неясной.
То, что эта неясность порождена отсутствием надлежащей грамматики, никого не волнует. Всех беспокоит суть того, о чем все же поправка говорит. И чтобы понять это, нужно прежде всего обратить внимание на дату принятия поправки. 1787 год.
В те времена штатов, объединившихся в единое государство США, было мало. Федеральная власть только создавалась и требовала укрепления. А штатам очень хотелось сохранить в разумных пределах свою независимость. И Конституция пошла им навстречу.  В то, что она - неприкосновенная священная корова, тогда еще не верили. Штаты опасались, как бы со стороны федеральной власти не возникли неконституционные поползновения, и от них надо защищаться даже с помощью вооруженного ополчения, комплектуемого выходцами из народа (the People), которое в те времена называли милицией, а сейчас это части национальной гвардии.
Вот члены Конгресса, благо они представляли штаты, и приняли эту поправку в те очень далекие времена. Тогда всем было понятно, что коль скоро человека из народа могут призвать под знамена народного ополчения, то он  имеет право на такой случай хранить  дома оружие. Конечно, в те времена еще не было такой полиции, ФБР и других служб правопорядка, как сейчас. Но тогда не было и такой преступности.
С тех очень далеких времен многое изменилось. И Конституция США стала священной коровой, и федеральные власти привыкли уважать конституционные прерогативы штатов, и наличие национальной гвардии имеет в виду совсем не сопротивление властям в Вашингтоне или гражданскую войну. И тем не менее о Второй поправке никак не могут забыть.
О ней не могут забыть те, кто хочет иметь оружие у себя дома и при случае, который они сами будут считать подходящим, его применять. Эти люди не доверяют правоохранительным органам, их способности самостоятельно совладать с преступностью и хотят это недоверие узаконить с помощью решения Верховного суда.
И тут как раз стоит вспомнить о лицемерии: члены Верховного суда, принимая к рассмотрению дело «Heller v. D.C.», явно оторвались от вымени священной коровы и пренебрегли ее молоком.
Вторая поправка занимала внимание Верховного суда неоднократно. Вот хронология этих рассмотрений:: U.S. v. Cruikshank (1876), Presser v. Illinois (1886), Miller v. Texas (1894), U.S. v. Miller (1939), and Lewis v. U.S. (1980). Ни в одном из этих дел любители «держать и носить» оружие не добились абсолютного успеха. Но они не успокаиваются, и Верховный суд, который имеет право не принимать обращаемые к нему апелляции, все же начал 18 марта рассмотрение этого дела.
Оно возникло из иска, который вооруженный охранник Д.Хеллер предъявил правительству District of Columbia. Существующий уже 32 года в этом особом округе США закон запретил Хеллеру, как, впрочем, и всем другим жителям округа, держать оружие дома, хотя оно ему полагалось по службе.
Перед судом возникли две задачи – снова истолковать смысл Второй поправки: разрешает она или нет любому иметь личное оружие, а также определить в связи с этим конституционность запретительного закона Округа Колумбия.
Судя по настроению общества вокруг этого дела и первым часам заседания создается впечатление, что Верховный суд на этот раз пойдет навстречу любителям обладать собственным оружием, но тем не менее, мучаясь угрызениями совести по поводу такой явно политической позиции, не отменит закон округа Колумбия.
Скорее всего в решении суда не найдет отражения простейшая и очевидная любому непредвзятому юристу идея о том, что Вторая поправка вообще не имеет никакого отношения к закону округа Колумбия, как и вообще к проблеме. Каждый штат должен решать это самостоятельно, без какой-либо оглядки на Вторую поправку, поскольку отцы-основатели, принимая ее, вообще не обсуждали странный вопрос, нужно ли каждому американцу «носить и иметь» оружие просто потому, что ему этого хочется, а не потому, что ему придется служить в милиции.
Докладывавший дело судья Энтони Кеннеди сразу объявил, что Вторая поправка говорит об «общем праве носить оружие». Другие судьи выразили скептицизм по поводу того, что Конституция может наложить полный запрет на обладание оружием. А главный судья Джон Робертс указал, что речь идет о владении оружием, наиболее подходящим для защиты своего дома.
«Какой смысл запрещать право владеть оружием?» - задал риторический вопрос Робертс. Судья Самуэл Алито напомнил о положении, требующем держать оружие дома незаряженным и даже разобранным, и выразил недоумение, как же в таком случае им пользоваться для обороны.
Лишь четверо известных своей либеральностью судей выразили симпатию соблюдению закона в том виде, как он написан. Судья Стефен Брейер поддержал закон округа Колумбия как обеспечивающий общественную безопасность, поскольку «в Вашингтоне уровень преступности слишком высок».
В защиту права всем иметь оружие выступил генеральный стряпчий Пол Клемент, представляющий в суде позицию администрации Буша. При этом он призвал судей ввести все же некоторые ограничения на это право.
В первый день рассмотрения дела дискуссия разворачивалась не только внутри стен Верховного суда. Снаружи столкнулись те, кто ратует за владение оружием, и те, кто против этого. Одни держали плакат «Запретить вашингтонскую элитарность, а не наше оружие!», а другие – «Оружейная ассоциация помогает преступникам и террористам покупать оружие!» Одни кричали: «Оружие убивает!», а другие в ответ: «Больше оружия, меньше криминала!». Одни вспоминали потрясшие Америку недавние факты гибели людей в колледжах и торговых центрах от рук вооруженных маньяков. А другие не придавали этим фактам никакого значения.
Очередь тех, кто хотел попасть на заседание, стала выстраиваться еще за два дня до него и в день заседания растянулась на целый квартал.
Решение суда, ожидаемое в конце июня, скорее всего, будет принято со счетом 5:4, который обычно возникает, когда речь заходит о волнующих и разделяющих всю Америку проблемах. Большинство обычно принадлежит судьям-консерваторам, за преобладание которых в Верховном суде ожесточенно боролся с Конгрессом президент Буш.
Ни он, ни вся Америка не забыли, что счет 5:4 открыл Бушу дорогу в Белый дом. Не забывает Америка, что счет 5:4 разрешил университетам принимать во внимание расу абитуриентов, чтобы соблюсти принцип диверсификации. Со счетом 5:4 было решено, что установка стенда с 10 заповедями в здании Капитолия Техаса не нарушает принципа отделения церкви от государства. А в делах, связанных со смертной казнью, судьи Ренквист, Скалиа, Кеннеди и Томас всегда были «за», а судьи Стевенс, Соутер, Гинзбург и Брейер – «против», в результате чего решение определяла позиция судьи О’Коннор, которая колебалась между первыми и вторыми.
Короче говоря, закон в этих важнейших для страны решениях и не ночевал. Все определяли политические понятия.
Когда предложенные Бушем в члены Верховного суда кандидатуры Робертса и Алито прошли через Конгресс относительно спокойно, многие стали надеяться, что единодушие среди высших судей страны будет возникать чаще, чем раньше. Выступая после своего назначения главным судьей, Робертс сказал: «Единогласие или почти единогласие создает у судей и адвокатов четкость действий, сила закона возрастает». Он критиковал тех главный судей прошлых составов, которые были уверены, что «каждый член Верховного суда – это суверен в собственных глазах».
Каким окажется решение Верховного суда в деле «Heller v. D.C.» - 9:0 или 5:4, остается ждать не очень долго. Будут ли девять судей единодушно пить молоко священной коровы или его предпочтут лишь некоторые? Пока шансы на стороне второго варианта.


Комментарии (Всего: 12)

Доводы Дмитрия считаю не убедительными. Он лишь говорит о позициях отцов-основателей касательно вопросов владения оружием, не указывая конкретно, в чем эти позиции состоят. И весьма сомнительно, чтобы люди, создававшие Соединенные Штаты, стояли за то, чтобы каждый американец владел оружием. С какой целью? Во Второй поправке эта цель очевидна. А какие еще в то время могли быть цели? Все же доводы относительно нынешней преступности и борьбы с ней собственными силами - просто обывательская демагогия в пользу лишь торговцев оружием.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Если учесть тот факт что все остальные поправки в "Билле о Правах" защищают частные права именно индивидуальных граждан, а также почитать отцов основателей о их позициях касательно вопросов владения оружием, выраженных ими in Federalist Papers, то не останется никаких сомнений что Вторая Поправка гарантирует права индивидуальным гражданам а не штатам иметь оружие.
Кроме того по трактовке Верховного Суда 14ой поправки конституции, Билль о Правах распространяется теперь не только на федеральное правительство, но и на штаты. Что же касается актуальности Второй Поправки, то в связи с эпидемией преступности терзающей эту страну вот уже 40 лет, то сейчас она актуальна как никогда - ведь кто еще защитит гражданина от нападающего преступника, если не он сам с оружием в руках? Полиция? Спросите у любого ветерана полиции, сколько раз ему за свою 30 летнию карьеру пришлось предотвратить преступление in progress? Он вам ответит один, от силы два раза не более.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *

1 2