“Паучиха” получила пожизненное

В мире
№28 (638)

Мистическое название самки паука Latrodectus mactans известно всему миру. Ее называют «черной вдовой»: паучиха поедает своего самца сразу после спаривания - таковы хищные законы природы. Отличие 69-летней бывшей проститутки Лидии Лассен-Берге от самки Latrodectus mactans, пожалуй, лишь в том, что она со своими будущими жертвами в силу их возраста (от 74 до 84 лет) в интимные отношения вряд ли вступала. Но все прочие ее действия полностью вписывались в «паучиную» схему. Схема же, по версии прокуратуры, была следующей.

Мартиролог «Черной вдовы»
Через газетные объявления, в которых она обещала «заботу и любовь», Лидия  знакомилась с пожилыми и непременно состоятельными одинокими пенсионерами. «Мужчин было много. Бедных я сразу отсортировывала: зачем тратить время на бедняка, если можно заняться богатым? – цинично заявила она в суде. - Мужчины летели ко мне, как бабочки на свет. Я лишь разрешала этим бабочкам подлетать ближе».
Когда «бабочки» оказывались совсем близко, «Черная вдова», выбрав удобный момент, опаивала их снотворным, а когда старички засыпали, ее сообщник - 53-летний Зигмунд Шлюфтер (он жил в сарайчике на территории ее усадьбы и помогал по хозяйству) душил их, после чего помогал избавиться от трупов. При этом никакой личной корысти киллер от совершаемых убийств не имел: как установлено экспертизой, он находился в патологической психологической зависимости от своей хозяйки. Но даже с учетом его легкой дебильности он признан вменяемым по отношению к инкриминированным ему деяниям.
Первый эпизод следствием датирован 24 июня 1994 года. Этот день для 74–летнего Гюнтера Ш. стал последним. Накормив его супом, «приправленным» дозой снотворного, и дождавшись, когда тот уснет, Лидия призвала на помощь «верного Зигги», чтобы он перенес уснувшего в трейлер. Но когда Зигги стал душить старичка, натянув ему на голову полиэтиленовый пакет, тот стал вырываться, и тогда на помощь киллеру пришла заказчица. Она навалилась на жертву, лишив его возможности сопротивляться. Когда все было кончено, Лидия села за руль трейлера и вместе с палачом поехала искать уединенное место, чтобы там избавиться от трупа. Подходящим для этой цели ей показалось поле в нескольких десятках километров от ее дома. Там труп был обильно полит бензином и подожжен. На следующий день останки Гюнтера Ш. обнаружили местные жители. Полиция Геттингена (земля Нижняя Саксония), в окрестностях которого и был найден труп, возбудила уголовное дело, но затем следствие приостановили в связи с неустановлением виновных лиц.
Второй жертвой стал 84-летний Адольф Б. из поселка Мельзунген (земля Гессен), с которым «Черная вдова» всего-то в апреле того же года сочеталась законным браком (он стал пятым и последним ее мужем). Снотворное на сей раз было подсыпано в суп «с запасом». Когда оно начало действовать, Лидия вместе с Зигги отнесла спящего в спальню, там они переодели его в пижаму, после чего Зигги задушил его подушкой. Домашний врач, не заподозрив убийства, заключил, что смерть наступила от естественных причин. Завещание супруга «Черная вдова» уничтожила и, оформив себе вдовью пенсию в сумме 550 евро в месяц, вступила в права наследования домом убитого. Дом этот Зигги потом дважды поджигал – для получения своей хозяйкой страховых сумм.
Третье убийство подельники совершили в апреле 1995 года: тогда в уличном котловане небольшого городка в Тюрингии был найден обгоревший труп 81-летнего пенсионера. Четвертое и последнее убийство совершено в июле 2000 года: труп 71-летней жертвы убийцы закопали в саду его же дома в нижнесаксонском городке Меппене.

Сети «Паучихи»
Лассен-Берге арестовали в августе 2007 года. Основания для ареста предоставил ее сообщник: за несколько дней до того Зигги, находясь на допросе в полиции в качестве свидетеля по абсолютно другому делу, ответив на все вопросы беседовавшего с ним сотрудника, вдруг заявил такое, что у того, как говорится, глаза на лоб полезли. Но поскольку рассказ изобиловал подробностями, сотрудник тут же стал протоколировать услышанное. В итоге многочасового допроса в распоряжении полицейских оказалось добровольное признание Шлюфтера в совершении им, начиная с 1994 года, убийств трех стариков с последующим сожжением трупов двоих из них (о четвертом убийстве он рассказал уже находясь под следствием). «Меня много лет мучают по ночам кошмары, - объяснял он причину своей откровенности. – Но раньше я не мог обо всем этом кому-то рассказать: я понимал, что меня ждет тюрьма. А у меня были кошка и собака, как бы они без меня жили? Но сначала умерла кошка, а в прошлом июне собака, и больше меня ничего не держит. Я хочу освободить свою голову от этих кошмаров, я хочу спать спокойно».
«То, что это не самооговор, стало ясно при проверке уже первого эпизода, - сказал позже представитель геттингенской прокуратуры Ганс-Дитер Апель. - Детали, которые он сообщил, могли быть известны только преступнику». Шлюфтера, ставшего из свидетеля обвиняемым, арестовали, вслед за ним в следственный изолятор отправили и Лассен-Берге. Следствие длилось шесть месяцев. За это время был восстановлен весь жизненный путь обвиняемых. У Зигмунда Шлюфтера он оказался незамысловатым: второй из 7 детей в социально неблагополучной семье. Ни образования, ни профессии. С Лассен-Берге познакомился, еще будучи молодым человеком – она поселилась в купленном ею доме по соседству, часто приглашала его на разовые работы по хозяйству и в саду. Когда мать Шлюфтера забрали в дом престарелых и он остался один, то единственным человеком, оказавшим ему поддержку, стала соседка. Она разрешила ему поселиться в садовом домике на ее придомовом участке, сделав из дебиловатого Зигги эдакого «мальчика за всё». Но его такое положение вполне устраивало: крыша над головой есть, сыт, одет-обут – и ладно. Что же касается его хозяйки, то ее жизненный путь был, что называется, «тернист и извилист».
Семь лет неудачного брака, в течение которых она терпела постоянные побои и издевательства от мужа, имя которого – Зепп, - и сегодня, без малого через 40 лет, она произносит с ненавистью. Затем работа в баре борделя, где она крутила порнофильмы, подрабатывая при случае и по основному профилю заведения. Потеряв всякий интерес к сексу еще во время первого замужества, в баре она научилась, как завлекать мужчин. И не просто завлекать, а так, чтобы, по ее же словам, они «сходили с ума» по ней. «Я всегда была привлекательной женщиной, - говорила она следователю. – И я этим пользовалась. А почему бы и нет?»
Как установлено следствием, за годы, предшествовавшие первому убийству в 1994 году, «Паучиха», входя в доверие минимум 15 мужчинам, обирала их разве что не до нитки. Вот лишь некоторые эпизоды из ее бурной жизни.
В 1985 году, в возрасте 46 лет, она зарегистрировала брак с крупным владельцем недвижимости Людвигом Г., которому шел 84-й год. В январе 1986-го рассчитывавший на заботу и любовь «молодожен» составил завещание, по которому некоторые земельные участки и 146 тыс. дойчмарок отходили супруге. А уже через месяц Людвиг Г. покинул этот мир, тихо скончавшись во сне.
Подлинную причину его смерти теперь уже не установить, но тогда вдова горевала недолго: на горизонте замаячил 77-летний предприниматель Вилли С. Он оказался не только живучим (с ним Лассен-Берге прожила долгих 6 лет), но и несговорчивым: брак его не прельщал, и когда в поле зрения Лидии попал 83-летний Пауль П., воспылавший к ней нежными чувствами, она дала Вилли отставку. Правда, так уж получилось, что его роскошный «Мерседес» оказался записанным на нее, но если бы Вилли дожил до наших дней и поприсутствовал на суде над своей бывшей пассией, он бы понял, насколько легко отделался...
Третий муж – тот самый 83-летний Пауль - после свадьбы тоже протянул недолго: лишь стоило ему оформить на жену свою сберкнижку с вкладом на 117 тыс. дойчмарок, как на следующий же день при так и не выясненных обстоятельствах он был убит на улице в результате разбойного нападения. Причастность Лидии к этому преступлению тогда не установили, ну а сейчас уж и подавно об этом говорить не приходится...
Четвертым мужем «Черной вдовы» стал 87-летний Алоиз М., владевший домом в Испании. Теперь уже не выяснить, по какой причине он спустя два года после свадьбы сам подал на развод. Но БМВ-кабриолет и шубу из чернобурки, подаренные им супруге до свадьбы, отсудить у нее он не смог.

Без права на помилование
Ни на следствии, ни в суде «Черная вдова» виновной себя не признала ни в чем, заявив, что об убийствах узнала только после своего ареста, что Зигги действовал по собственной инициативе, так как, по-видимому, был в нее влюблен и ревновал, а его показания на нее  – сплошной оговор. Но эта версия была разбита в пух и прах всей совокупностью собранных по делу доказательств. Так, например, установлено, что на бумажном платке, обнаруженном на месте первого убийства, имелись следы ДНК обвиняемой; она же подделывала подписи некоторых своих жертв на банковских документах, в общей сложности завладев, по оценкам полиции, имуществом и денежными средствами своих мужей и сожителей на сумму около 700 тыс. евро. «Причина всех ее действий - неизмеримая ненависть к мужчинам, - отметил в приговоре судья Земельного суда в Геттингене Дирк Амтхауэр. – А мотив – корысть: в мужчинах она видела источник денежных поступлений».
Приговор – пожизненное заключение без права по истечении 15 лет подать ходатайство о помиловании - осужденная выслушала совершенно бесстрастно. Невозмутимо держалась она и на протяжении всех 27 дней, что шел судебный процесс. В отличие от подельника, который то принимался гримасничать, то его била дрожь. А вот показания он давал связные, не сбиваясь при уточняющих вопросах государственного обвинителя (Шлюфтер осужден на 12 лет лишения свободы). Тем не менее адвокат Лассен-Берге с приговором не согласен и настаивает на полной невиновности подзащитной: «Да, она зарилась на деньги своих пожилых ухажеров и она умела обращаться с мужчинами, - говорил он суду. - Однако убийство не входило в ее репертуар. Это был эксцесс исполнителя – ревнивца Шлюфтера». Защита уже объявила о намерении подать апелляцию, но думается, что на вынесенный приговор это не повлияет.
Об этом деле писали практически все немецкие СМИ. Но что интересно: обычно публикации на криминальную тему вызывают массу читательских откликов. Тут откликов было – по пальцам перечесть (я просмотрел интернет-версии нескольких ведущих изданий Германии). Да и тон их ну не то чтобы совсем уж безразличный, но и особой эмоциональности не ощущалось. Типа: «Ну, обирала, ну, убивала. Но ведь посадили? Туда ей и дорога». Что туда ей и дорога – бесспорно, но тревожно, что люди так бесстрастно отнеслись к содеянному так ни в чем и не раскаявшейся серийной убийцей. Или мы уже потихоньку привыкли к тому, что каждый божий день кто-то кого-то лишает жизни?..

На снимке: Организатор четырех убийств Лидия Лассен-Берге и ее подельник-киллер Зигмунд Шлюфтер