Предпоследнее слово

В мире
№45 (655)

Последнее слово обвиняемого окружено неким ореолом традиции. И в юридическом, и в нравственном смысле. Здесь закон и мораль, что не всегда бывает, сливаются воедино. Незаконно и безнравственно лишать подсудимого последнего шанса заявить о своей невиновности, спасти свободу, честь, а то и жизнь.
В советской школе дети наизусть заучивали и у доски звонко повторяли последние слова рабочего-революционера Петра Заломова, борца против царского режима, прототипа героя горьковской повести “Мать”. Обращаясь к залу, он сказал: “Подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах!” То есть не доказывал свою невиновность, а совсем наоборот – доказывал виновность. Так и говорил: я открытый враг существующего строя и предрекаю его крушение. Он использовал судебную трибуну, право на последнее слово, для революционной пропаганды и агитации. В зале было много народа – ведь во времена деспотизма не было понятия “закрытый процесс”.
Присяжные выслушали крамольные, поджигательские речи подсудимого, убедились, что он враг, подрыватель устоев, признали виновным и приговорили к вечной ссылке в Восточную Сибирь. Никто Петра Заломова не прерывал, не лишал последнего слова, не удалял присяжных из зала суда.
Через 107 лет в России, при суверенной демократии, последнего слова сказать не дали. Хотя подсудимый Алексей Френкель – горячий сторонник существующего строя. Именно этот строй позволил ему стать миллионером, миллиардером, хозяином банка.
На скамью подсудимых он сел по обвинению в организации убийства первого заместителя председателя Центрального банка Андрея Козлова.
Пока суду представлялись доказательства обвинения, процесс шел открыто. Как только начались доводы защиты, судья Наталья Олихвер закрыла его для публики и прессы. Более того, при допросе свидетелей защиты она то и дело удаляла присяжных заседателей из зала суда. Нет ни одного прямого доказательства вины Френкеля – только показания Лианы Аскеровой. Будто бы Френкель попросил ее найти и нанять убийц. Однако на суде Лиана Аскерова отказалась от своих слов, сказав, что ее вынудили следователи. Но судья Олихвер не приняла во внимание ее заявление. Наконец, с 8 сентября по 22 октября подсудимый Френкель не присутствовал в зале по решению судьи. Вообще. Как в поговорке: без меня меня женили.
В этой абсурдной, фарсовой атмосфере процесс подошел к финалу – последнему слову обвиняемого.
- Хочу обратить ваше внимание, что за 9 месяцев, пока шел процесс, мы были в зале поочередно: то был я - вас удаляли, то удаляли меня, - обратился он к присяжным заседателям. - И я задаюсь вопросом: а как вы можете судить меня, когда в XXI веке в Мосгорсуде мне не дают даже высказаться? Даже инквизиторы перед костром предоставляли последнее слово...
- Ваша речь не соответствует требования закона! - прервала его судья Наталья Олихвер.
- Меня обвиняли в том, что отчетность моего банка была недостоверной, а в деле есть решение Арбитражного суда, что она достоверна...
- Вы неправду говорите! Уважаемые присяжные заседатели, эти заявления я прошу не принимать во внимание!
- Почему они боятся дать мне слово? – возмутился Френкель. – Ведь если вина доказана, говори, сколько хочешь.
- Это не имеет отношения к доказательствам и не исследовалось в суде, - снова прервала судья.
- Откуда я знаю, что здесь рассматривалось, а что нет?
- Все вы прекрасно знаете!
После этого судья удалила присяжных и предупредила Френкеля:
- Будете нарушать закон – буду каждый раз удалять присяжных.
Через некоторое время присяжных вернули.
- Хочу обратить ваше внимание на то, что мне даже не дали возможность предоставить доказательства моей невиновности, а их у меня много... В деле такое количество доказательств, из которых ясно видно, кто на самом деле виновен. Но за 9 месяцев вы слышали только 15 процентов этих доказательств... - сказал Френкель.
Судья вновь удалила присяжных.
В третий раз присяжных попросили выйти, когда Френкель обратился к ним со словами:
- Прокурор в этом процессе сказал буквально следующее: “Дорогие товарищи присяжные, сегодня мы вам представляем кандидатов на вакантные должности убийц”. Перед вами кандидаты: три гастарбайтера, одно лицо без определенного места жительства, человек с израильским паспортом, лицо кавказской национальности и банкир. Вам говорят: посмотрите на кандидатов и голосуйте сердцем... Избавьте прокуратуру от обязанностей искать настоящих убийц.
- Вы не должны этого говорить! – оборвала его судья.
- Когда речь идет о наказании вплоть до высшей меры, а здесь происходит подмена понятий, что я еще могу здесь говорить?! – закричал Френкель.
Судья объявила, что Френкель препятствует правосудию, и перенесла его последнее слово на следующий день. Так, с грехом пополам, с удалениями и возвращениями присяжных завершился процесс. Присяжные заседатели совещались пять часов и единодушно вынесли вердикт: виновен.
“Удалить присяжных во время последнего слова... я не представляю себе, как это возможно”, - прокомментировала советник Конституционного суда Тамара Морщакова.
Госпожа Морщакова известна либеральными взглядами. Возможно, поэтому ее и отправили в отставку с высокой должности заместителя председателя Конституционного суда.
Адвокат Михаил Барщевский не входил в конфликт с властью, наоборот, он – представитель правительства в Конституционном суде. Однако в данном случае Барщевский полностью согласен с Тамарой Морщаковой. По поводу удаления присяжных во время последнего слова он сказал: “Я этого не понимаю. По-моему, на этом основании можно будет отменить приговор по этому делу, какой бы он ни был. Оправдательный или обвинительный... По-моему, столько допущено процессуальных нарушений... Мне кажется, этот приговор полетит в любом случае”.
Значит, последнее слово в деле еще не прозвучало? Если приговор “полетит в любом случае” - значит, Френкеля оправдают.
А если он действительно виновен? Например, в этом абсолютно уверена известная журналистка Юлия Латынина. Она опубликовала свое расследование на страницах “Новой газеты” – резкого, оппозиционного издания. Ни Латынину, ни “Новую газету” уж никак не заподозришь в выполнении заказа власти.
Только следствие и суд провели так, что любая вышестоящая инстанция, начни она разбираться, отменит приговор из-за вопиющего нарушения всех процессуальных норм. И тогда организатор убийства выйдет на свободу. Также не исключен вариант, что пожизненный срок получит невиновный. Истина не установлена. Благодаря следствию и суду.
Москва


Комментарии (Всего: 1)

Великие русские писатели о России:

"Московия - русь тайги, монгольская, дикая, зверинная. А. Толстой."

" Народ ,который блуждает по Европе и ищет что можно разрушить, уничтожить только ради развлечения. Достоевский"

" Не народ ,а скотина, хам, дикая орда,душегубов и злодеев. Булгаков"

"Наиважнейшею приметою удачи русского народа есть его садистская жестокость". Горький

"Ох как тяжко жить в России,в этом смердючем центре физического и морального разврата,подлости вранья и злодейства". Аксаков

"Русский есть наибольший и наинаглейший лгун во всем свете". Тургенев

"Народ, что ненавидит волю,обожает рабство,любит цепи на своих руках и ногах, грязный физически и морально...готовый в любой момент угнетать все и вся". Шмелев

"Народ равнодушный до наименьшей обязанности,до наименьшей справедливости, до наименьшей правды, народ,что не признает человеческое достоинство,что целиком не признает ни свободного человека ,ни свободной мысли. А,С, ПУШКИН."

" О, как груб наш русский язык!" А.С. Пушк

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *