Землетрясение. Генеральная репетиция

Америка
№47 (657)

13 ноября, в Южной Калифорнии были осуществлены самые широкомасштабные учения за всю историю Америки, в которых приняло участие 5 миллионов жителей штата.

Помнится, переехав в Лос-Анджелес, я, как, наверное, все иммигранты, сразу же начала посещать курсы английского языка. На первых порах от шока американского произношения из головы вылетели даже те скудные знания английского, что давала нам школа. И вот буквально на втором или третьем уроке не успели мы войти в аудиторию, как по опустевшим коридорам колледжа оглушительно залился вдруг то ли звонок, то ли завыла сирена. Вертя в растерянности головой, я никак не могла сообразить, что происходит, особенно когда заметила, что половина группы лезет под столы и замирает там, завязавшись в тугой узел.
Через несколько минут в класс вошел преподаватель с непроницаемым видом и, построив нас в цепочку, повел по ближайшей аварийной лестнице вниз. Лужайки кампуса и спортивные площадки уже были наполовину заполнены людьми, стоявшими группками, сидевшими или развалившимися на траве, а из всех корпусов тянулись вереницы студентов, выстроенных, как и мы, продолжавших занимать свободные пространства. В считанные минуты, без суеты и паники, практически в полной тишине, весь колледж оказался на улице.
Так я впервые познакомилась с учебной “подземной тревогой” на случай землетрясения, ежегодно проводящейся во всех учебных и прочих крупных заведениях Калифорнии.
У каждого преподавателя есть инструкция, через сколько минут после сигнала и по какой лестнице (чтобы избежать толчеи и паники) надлежит ему выводить свою группу и где ее размещать. Организованность, слаженность, а главное - оперативность эвакуации огромного количества людей - просто поразительны.
Весь мир знает, что Калифорния живет в буквальном смысле на пороховой бочке, готовой взорваться в любую минуту. Весь мир знает о Нортриджском землетрясении 1994 года, ударившем по Большому Лос-Анджелесу, и о страшном землетрясении 1906 года, разрушившем едва ли не до основания Сан-Франциско и унесшем 3 тысячи человеческих жизней. Но и помимо крупных катаклизмов, подземные толчки в штате происходят постоянно. Просто если сила их не превышает 2 баллов, они не ощущаются.
Никогда не забуду свой первый приезд в Лос-Анджелес в качестве гостя в 1987 году, когда была разбужена на рассвете жутким утробным гулом земных недр, неистовой тряской, хлопаньем вылетающих ящиков и звоном бьющейся в доме посуды. Едва ли не кубарем катясь вниз по лестнице со второго этажа, я ударялась о стены и перила, а выскакивая на улицу, успела заметить, как бьется о потолок подвешенный на цепи фонарь над крыльцом. В доме напротив на моих глазах отделилось от рамы огромное витринное стекло и спланировало вниз, разлетевшись брызгами. То было всего лишь средней силы землетрясение в 5,5 балла.
Но что удивительно: на улицу никто, кроме меня, не выскочил. Это потом я узнала, что все они следуют раз и навсегда усвоенным инструкциям: оставаться на месте, накрыть голову чем-нибудь мягким и спрятаться под столешницу. Потому что, выбегая из здания, можно попасть под вылетающую из своих гнезд облицовку, черепицу, кирпичи, стекла, рекламные щиты, рвущиеся провода, а то и рушащиеся стены. С тех пор только на моем коротком американском веку было по меньшей мере с полдюжины землетрясений силой где-то от 3 до 4,5 балла.
Состояние разлома Сан-Андреас, делающего сейсмическую погоду на западном побережье страны, находится под неусыпным контролем ученых (правда, они его не столько контролируют, сколько изучают). С год назад сейсмологами был опубликован наводящий ужас прогноз: в ближайшие 30 лет Южной Калифорнии суждено превратиться в руины. Шанс, что именно за этот период произойдет катастрофическое землетрясение от 6,7 до 8 баллов, оценивается в 99,7%. “Существует всего один шанс из ста, что этого не случится”, – “успокоил” тогда Нед Филд, один из авторов апокалипсического прогноза, сотрудник Геологической службы в Пасадене. (Чтобы быть точным, 0,3% из ста!)
Калифорния – одно из самых нестабильных мест на Земле, где землетрясения должны происходить регулярно, дабы сбросывалось на какое-то время напряжение земных недр. Напряжение, вызываемое движущимися в противоположных направлениях литосферными плитами, ее подстилающими – Тихоокеанской и Северо-Американской, и создающими этот самый разлом – Сан-Андреас. Здесь давно уже перезрело куда более мощное землетрясение, чем Нортриджское, считают ученые, и оно обязательно произойдет, вопрос лишь времени.
Если год назад сейсмологи озадачили мир и напугали калифорнийцев, сравнив готовность земных недр к разрядке с девятимесячной беременностью, то сейчас они уже говорят о месяце десятом и о том, что разрядка может наступить в любой момент. “Наиболее сильные подвижки тектонических плит в районе Сан-Андреас, – объясняет ситуацию Томас Джордан, директор Южно-Калифорнийского центра землетрясений, – сопровождающиеся разрушительными землетрясениями, происходят примерно раз в 150 лет. Со времени последнего такого раскола прошло уже все 300.”
Вот почему решено было искусственно смоделировать условия катаклизма. Население штата необходимо подготовить к событиям реальным и провести генеральную репетицию методов борьбы с их последствиями, а заодно и проверить состояние готовности служб спасения. Предсказать землетрясение невозможно, считают руководители спасательных работ, зато можно планировать его последствия.
“Одно дело говорить о готовности к чрезвычайной ситуации и другое – проверить эту готовность на деле, отработать ее и год от года выявлять недостатки и исправлять их. Для этого мы и проводим эти учения”, – сказал Арнольд Шварценеггер, находившийся в назначенный день в самой гуще событий.
Итак, в минувший четверг, 13 ноября, в Калифорнии прошел беспрецедентный по масштабам и количеству участников гражданский тренинг, самый грандиозный из всех, когда-либо проводившихся в США, получивший название Big ShakeOut (“Большая тряска”). В нем были задействованы одновременно 5 миллионов (!) жителей Южной Калифорнии. Причем учебные мероприятия на сей раз включали не только организованную эвакуацию людей из зданий, но и весь набор сопутствующих и последующих действий со стороны спасательных служб и волонтеров.
Ровно в 10 часов утра по местному времени в восьми графствах штата (Империал, Керн, Лос-Анджелес, Ориндж, Риверсайд, Сан-Бернардино, Сан-Диего и Вентура) прозвучал сигнал тревоги, возвещавший о воображаемых мощных подземных толчках, что и явилось началом учений, проводившихся в местах большого скопления людей – во всех учебных и медицинских учреждениях и крупных офисах. То есть его действующими лицами и “жертвами” стали студенты и учителя, персонал больниц и сотрудники фирм. Услышав сигнал тревоги, они, не раздумывая, бросались на пол и заползали под столы, оставаясь там не меньше двух минут – до окончания первой серии “подземных толчков”. (Те, кто находился в это время на улице и слышали сирену просто падали на землю.) А потом, как в описанном мною вначале эпизоде, их организованно и оперативно выводили на открытые пространства. Или выносили, если они играли роль пострадавших.
Все задействованные в операции экстренные службы – от спасателей до службы газа – были поставлены на ноги не по мнимой, а по “всамделишной” тревоге. Группы рабочих заняли исходные позиции в убежищах. В программу мероприятий входила эвакуация населения в непострадавшие от разрушений районы, показательные поисково-спасательные операции, оказание медицинской помощи пострадавшим, тушение огня при возгораниях, связанных с повреждением линий электропередач и газопроводов, и т.д. На стадионах, спортивных площадках и в кампусах школ, колледжей, университетов были оборудованы центры по приему “раненых”, где студенты и педагоги отрабатывали навыки оказания первой помощи.
Местные СМИ вели прямые репортажи в эфире, комментируя последствия гипотетического землетрясения. Пыль и дым стояли коромыслом. На глазах телезрителей автогеном вспарывали железные ворота и устремлялись внутрь, тащили на носилках раненых, измазанных бутафорской кровью, на “раны” накладывали повязки, делали искусственное дыхание и т.д. и т.п. Со стороны все выглядело настолько правдоподобно и натурально, что даже наш видавший виды (на съемочных площадках Голливуда) Терминатор “был поражен”, как он признался, происходящим на его глазах.
Зловещую учебную игру все ее участники – как “жертвы”, так и их “спасатели” - восприняли, на удивление, серьезно. “Мы пытались сделать все максимально реалистично, – сказал Джакава Джексон, пресс-секретарь полицейского управления. – Единственное, что мы не можем инсценировать, – это разрушения, ведь на самом деле это всего лишь учения. Зато люди отнеслись к происходящему с пониманием и продемонстрировали готовность к подобного рода катаклизмам.”
Интересная подробность: Шварценеггер, похоже, всерьез и не на шутку озабочен возможным землетрясением. На его личном сайте на видном месте выставлен подробный список необходимых действий на случай катаклизма. Этому, на мой взгляд, может быть два объяснения, не исключающих одно другое. Он – отец пятерых детей, причем отец любящий и заботливый, и их судьба не может его не тревожить. А второе – ему как губернатору штата известно то, что, возможно, не сообщается простым смертным.
“От катастрофы, подобной Катрине, нас отделяет всего один большой толчок, – пророчествует Шварценеггер. – Мы должны подготовить себя к неизбежному... У меня есть простое правило: кто неудачно планирует, тот заранее планирует неудачу. Я не допущу этого в своем штате.” Последняя реплика звучит обнадеживающе.
Да, золотой губернатор, сообщается в прессе, очень серьезно относится к угрозе, сокрытой у нас под ногами, и делает все, от него зависящее, чтобы подготовиться к ней, не жалея средств на укрепление мостов, систем автомагистралей, путепроводов, электростанций, повышение сейсмостойкости общественных зданий. Честно говоря, не слишком в это верится, поскольку состояние дорог, например, в штате давно уже перещеголяло уровень постсоветских, периода разрухи. Но даже если это и так, уж очень по-киношному звучит его заявление: “Я не допущу этого в своем штате”. Шварценеггер не бог и, увы, не Терминатор, да и бицепсы у него уже не те, чтобы противопоставить себя могучей и неуправляемой стихии. А жизнь - не кино и не съемочная площадка, и один в поле не воин, даже если он “супермен”.
В одном нельзя не согласиться с экспертами проведенных мероприятий и с самим губернатором – в их убежденности, что число жертв при настоящем бедствии может быть существенно снижено за счет обучения граждан элементарным правилам поведения во время чрезвычайных ситуаций.