В защиту президента

Америка
№19 (681)

В русскоязычной среде последних волн эмиграции президента Обаму недолюбливают. Особенно люди старшего и среднего поколений. Почти все неплохо устроились в новой стране и к возможности перемен относятся не просто с тревогой, но подчас с откровенной ненавистью.

Накал страстей старательно поддерживают и повышают русскоязычные средства массовой информации – газеты и радио. Авторитетные в наших кругах политобозреватели с явным удовольствием называют президента полным именем: Барак Хусейн. Точно таким же тоном на покинутой родине многих потенциальных эмигрантов предпочитали называть по отчеству – Израильевич, Моисеевич, Абрамовна. Все-таки бережно мы храним остатки прежней ментальности. Потому и политика нового президента, как правило, оценивается со знаком «минус».
Полистайте наши нью-йоркские еженедельники - чуть ли не в каждом найдете парочку статей, авторы которых на родном для нас языке разъясняют, чем опасен Обама, а с ним вместе и вся Демократическая партия США.
Прежде всего возрастает угроза безопасности страны. Потому что новая администрация запретила пытать подозреваемых в терроризме, не проявляет готовности военными средствами призвать к порядку Иран и арабских экстремистов.
Угрозы действительно множатся. Одни недоброжелатели в открытую ведут себя нагло и безобразно. Другие ловчат, норовя ущипнуть Америку побольней, но тайно. И что прикажете делать? Белый дом не резиденция всесильных богов и не жандармское управление глобального масштаба. Известный лозунг «Пусть нас не любят, но боятся» изрядно одряхлел – сегодня ни одно государство не обладает достаточными силами, чтобы кого-либо до смерти напугать. Значит... Значит, настало время для попыток как-то договориться, сбалансировать интересы. Попытка – не пытка. При  нынешней дырявой системе секретности выгоднее пытки запретить, а тюрьму в Гуантанамо закрыть. Тем более что там остается всего полсотни заключенных.
Нас убеждают, что президент Обама то и дело роняет престиж великой страны: обменялся парой слов с Уго Чавесом вместо того, чтобы плюнуть ему в лицо; поклонился саудовскому принцу; заявил о желании нормализовать отношения с Кубой.
Конечно, если измерять величие страны дозой высокомерия ее лидера, то язвительные упреки в адрес Обамы можно считать вполне обоснованными. Странно только, что подобных упреков не звучало, когда телезрители всего мира наблюдали за тем, как президент Буш-младший заботливо и даже нежно вел по аллее своего поместья дорогого гостя из той же Саудовской Аравии. Коренные американцы, поддерживающие Демократическую партию, продемонстрировали верность постулатам межпартийной борьбы и пустили пару колких шуточек в президента-республиканца. Русскоязычная пресса промолчала. И правильно сделала. Приглашаешь в гости, приезжаешь в гости – веди себя пристойно.
Идеологические предпочтения русскоязычных иммигрантов никто, кажется, не анализировал. По моим личным наблюдениям, на истину не претендующим, те, кто постарше да к тому же прибыли и Америку пораньше, в 70-80-е годы, настроены более консервативно и потому больше симпатизируют республиканцам, к демократам относятся сугубо отрицательно. Основная масса приехавших позже аполитична, к обеим ведущим партиям не испытывает ни особой любви, ни особой неприязни – своих забот хватает. Однако и эти люди к любым переменам относятся с опаской. О молодом поколении разговор отдельный. В юности многие мечтают реконструировать мир. Обычно с годами это проходит.
Итак, есть определенные основания полагать, что весьма значительная часть так называемой «русскоязычной общины» крутые повороты новой администрации во внешней и внутренней политике воспринимает, мягко говоря, без энтузиазма. И мои заметки многим могут показаться и вправду совершенно неуместными. Тем более на фоне массы публикаций, остро критикующих и Белый дом, и Конгресс. Порой справедливо, порой нет, но в целом – за готовность к переменам, за отход от некоторых традиций. Логика простецкая: традиции годами и десятилетиями не мешали Америке крепнуть и достойно жить, прогнозировать же последствия перемен трудно – может быть, все станет лучше, чем было раньше, а может быть, и хуже.
Консерватизм крайнего толка всегда несет в себе мощный заряд субъективизма и в этом отношении мало чем отличается от мышления революционного: политическая воля первична, реальные обстоятельства вторичны. Если очень захотеть и очень постараться, все желаемое достижимо. В реальной политике и реальной экономике  обычно торжествует прагматизм – вчера действовали так, сегодня иначе. Случается – и довольно часто, - осознание объективных факторов запаздывает. Так было в первые четыре года президентства Джорджа Буша-младшего. Белый дом оказался под тотальным давлением группы «неоконсерваторов», абсолютно уверенных в том, что современный мир так же подвластен силе, как и в прежние времена. В результате сегодня мы имеем Ирак, из которого пока невозможно выбраться. Тогда же вера в беспредельные возможности свободного рынка помешала учесть горестный опыт «Энрона», в конце концов подкосившего всю корпоративную Америку.
Понятно, что одной из самых главных мишеней для критических стрел в адрес нынешней администрации стала экономика страны. Рушатся банки, сокращается производство, растет безработица, общество в тревоге. Барака Обаму критикуют не за кризис – мощные петарды закладывались под американскую экономику на протяжении доброй четверти века, а рванули задолго до появления Обамы в Белом доме. Администрацию президента упрекают  в выборе ошибочного пути выхода из кризиса. Государство слишком рьяно вмешивается в экономику, тратит колоссальные средства на поддержку рухнувших финансовых и производственных структур, взваливая материальную ответственность за их огрехи на все общество. Это путь к социалистическим преобразованиям – утверждают консервативный телеканал «Фокс-ньюс» и следом за ним русскоязычные журналисты.
Что тут скажешь? До сих пор идут споры, считать ли советскую экономическую систему социалистической или это был государственный капитализм при жестком тоталитарном режиме. Ничего такого, даже отдаленно похожего, в Соединенных Штатах быть не может. Что касается вмешательства государства в экономику, то в Америке начало ему положил еще Теодор Рузвельт на заре прошлого века, и с той поры сфера вмешательства постоянно расширялась. Называть это социализмом - все-таки преувеличение.
В финансовых затратах новая администрация действительно не стесняется. Расходная часть федерального бюджета впервые в истории исчисляется триллионами долларов. Цель – удержать от катастрофического падения спрос на товары и услуги, спасти от краха финансовую систему и производителей.
Мнения экспертов разные. Одни говорят, что денег дают мало, другие – что слишком много. Убедительных доводов в пользу своей точки зрения ни та, ни другая сторона пока не нашли. Вообще-то спорить уже не о чем – соответствующие законы приняты и основные их положения вряд ли будут пересмотрены. Сейчас важнее проследить, насколько эффективно тратятся бюджетные средства. Охотников прикарманить толику государственных дотаций и в Америке хватает, а вот тщательно контролировать расходы то ли не умеют, то ли не очень-то стремятся.
Антикризисные меры, принимаемые в США и во многих других странах, к сожалению, полного успеха не гарантируют. Винить за кризис кого-либо персонально бессмысленно. В причинах кризиса больше закономерного, чем случайного или волевого. Чуть раньше или чуть позже он все равно должен был случиться. Непомерно раздутые «мыльные пузыри» в  отдельных секторах рынка быстро лопались, однако успевали отвлечь и крупных, и мелких инвесторов от участия в долговременных проектах. Массовое увлечение домостроением и спекулятивной куплей-продажей недвижимости, поддержанное легкодоступным банковским кредитом, тоже не могло кончиться добром. И это лишь два звена в цепи закономерностей, породивших кризис. Но определить причины гораздо проще, чем устранить их.
От администрации президента Обамы многие ждут чуда: пусть все будет, как было, только без неприятных последствий. Конструируются и соответствующие теории: экономика страны в своем падении вот-вот достигнет дна, с помощью административно-финансовых мер правительства оттолкнется и ускоренными темпами взовьется до прежнего уровня или даже выше. Пока не совсем ясно, удастся ли верховной власти устранить причины неурядиц в экономике или основные усилия будут направлены на попытки сотворить чудо, возродить все, что было утеряно. Последнее способно на время удовлетворить общественность, однако грозит последующими бедами. Подталкивать президента к такому решению попросту неразумно.


Комментарии (Всего: 11)

Начну с того, что комментарии, которые появляются к статьям РБ на Интернете, далеко не всегда публикуются и становятся известными тем, кто Интернета не имеет. Полагаю, что такое же произойдет и с данным комментарием, поскольку хочу назвать то, что автор называть воздержался.
Нашу общину делают еще более консервативной, чем она есть, и ненавидящей Обаму те же, кто стоял на стороне Брука-Красного в его предвыборной войне с Каганом. Это Давидзон c Козловским, Комаровским, Топаллером и Орловым, Кацов, Грант, Черноморский. К ним обязательно надо добавить и Шварц из оголтело антиобамовского "Еврейского мира".Свой вклад в войну против Обамы с помощью Козловского и подстрекательских опросных вопросов вносит RTVi. Помогают войне с Обамой и другие пророссийские газеты типа "В Новом Свете". Замечательно, что этому же психозу помогает даже интенетная газета Школьника "Мы Здесь",с радостью публикующая Козловского, Шварц, Топаллера.
Если к этому добавить, что вся эта журналюгская камарилья ратовала за избрание Маккейна, то в своем угаре она, в том же составе рьяно критикующая режим Путина, с непонятным для ее разума удивлением воспринимает утверждение, что голосовать за Маккейна - это значит голосовать за Путина.
Главный аргумент этих популярных и любимых, сразу затыкающих рот критикам, и отправляющих их в аптеку,пропагандюгам - Обама строит социализм. Им, конечно,не хочется расстаться с беспредельным по своим преступлениям капитализмом, созданном республиканцами. Им невдомек, что возникший беспрецедентный мировой кризис капитализма - результат беспредельной жадности всех, кто производит, продает и потребляет. Я говорю именно "беспредельный", поскольку кризисы - имманетное, неустранимое свойство свободного рынка по определению, а жадность - одна из трех черт такого рынка, которая только и делает его безгранично свободным.
Все,что сейчас делает Обмама и другие руководители государств, - это попытка всего лишь покончить с беспределом, установить определенные пределы, не устраняющие, а лишь слегка смягчающие будущие кризисы. Уверен, что перед угрозой совсем провалиться в пропасть, власть предержащие пойдут на самоограничения.
Что касается критики внешней "миролюбивой" политики Обамы, которой с пеной у рта занимаются те же пропагандисты, то смею предположить, что это лишь попытка дать врагам Америки некоторый шанс успокоиться и охладить свою безудержную ненависть к этой стране. Не используют этот шанс, уверен, Обама проявит ту же твердость, которую он применил по отношению к сомалийским пиратам. Недаром за это даже Козловский его уважил.
Все экономические кризисы кончаются. Кончится и этот. Если этот конец приведет капитализм в более божеский вид, то я бы посмотрел, кто из здешней консервативной русской общины будет этим недоволен. Пожалуй, только те, кто запутался в предпочтениях между Макейном и Путиным. А Каган, между прочим, уже стал угодным, помирился с Бруком-Красным, за что и награжден должностью помощника конгрессмена.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *

1 2