КВН “Европарламент”: длЯ кого? длЯ Чего?

В мире
№24 (686)

В минувшие выходные в 27 странах-членах ЕС прошли выборы в Европейский парламент. Ход выборов и их результаты прокомментировали все крупнейшие СМИ планеты. Но на чем же они фокусировали внимание своей многомиллионной аудитории?
А фокусировали они его на рекордно низкой явке избирателей (к урнам пришли около 43% из 375 млн. европейцев, имеющих право голоса). На победе правоцентристских сил над левоцентристскими. Относительном, по сравнению с прошлыми выборами 2004 года, успехе либералов и «зеленых». А также на прохождении в Европарламент депутатов от экстремистских  партий. Вот с этих-то добившихся успеха экстремистов, популистов и ксенофобов, пожалуй, я и начну.
Наиболее одиозной из всех партий этого толка политкорректные западные СМИ единодушно посчитали нидерландскую Партию свободы, возглавляемую Гииртом Вилдерсом (Geert Wilders). На национальном уровне его партия заняла второе место в списке претендентов на мандаты европарламентариев.
Чем же привлек симпатии соотечественников-избирателей этот 45-летний дипломированный юрист? В качестве ответа на этот вопрос приведу цитату из лекции, прочитанной Вилдерсом 25 сентября 2008 года в Нью-Йорке (цитата пространна, но исчерпывающе выражает суть проблемы):

«Вероятно, вы видели европейские достопримечательности: Эйфелеву башню, Трафальгарскую площадь, величественные памятники Древнего Рима, каналы Амстердама. Они все еще там. И они все еще выглядят почти такими же, как и века назад. Но во всех этих городах, иногда всего в нескольких кварталах от вашего туристического маршрута, находится совсем иной мир, иная Европа, которую видят лишь немногие туристы и которая не значится в вашем путеводителе. Это - мир параллельного общества, созданного массово переселившимися сюда мусульманами. Это мир чадры, где женщины передвигаются с детской коляской и еще несколькими детьми, а их мужья шествуют в трех шагах впереди семьи. Это мечети на перекрестках. Это вывески магазинов, которые ни вы, ни я не можем прочитать. Это мусульманские гетто, которые как грибы после дождя появились и разрастаются практически в каждом крупном европейском городе. Это символы расширения территориального контроля - улицы за улицей, района за районом, города за городом.
Уже сейчас в Европе есть тысячи мечетей, и число их прихожан куда больше, чем в христианских церквях. И тем не менее в каждом европейском городе есть планы строительства супермечетей, которые затмят любую церковь. Ясно, что это сигнал: «Мы управляем». В некоторых европейских городах уже четверть населения - мусульмане: например, Амстердам, Марсель, шведский Мальме. Во многих городах большинство населения моложе 18 лет - мусульмане. Париж окружен кольцом мусульманских районов. Мохаммед - самое распространенное среди мальчиков имя во многих европейских городах. В некоторых начальных школах  Амстердама больше не может быть произнесено слово «ферма», потому что оно также означало бы упоминание свиньи, что будет оскорбительным для мусульман.
Многие государственные школы Бельгии и Дании предлагают ученикам только ту пищу, которая дозволена мусульманским законом. Женщины-немусульманки обычно слышат в свой адрес: «Шлюха, шлюха!» Спутниковые антенны в районах компактного проживания мусульман в европейских городах направлены не на местные телестанции, но на станции в стране их происхождения.
Во Франции школьным учителям советуют избегать обсуждения таких писателей, как, например, Вольтер и Дидро, – мусульмане считают, что те оскорбляли их религию. По той же причине все чаще не обсуждают Дарвина и его теорию эволюции. История Холокоста во многих случаях больше не может преподаваться из-за некоей мусульманской чувствительности.
В Великобритании суды шариата теперь официально становятся частью британской правовой системы. Многие районы во Франции запретны для женщин без головных платков-хиджабов. Евреи покидают Францию перед лицом беспрецедентной со времен Второй мировой войны волны антисемитизма.
Я мог бы бесконечно продолжать перечислять подобные факты исламизации Европы. Но, полагаю, достаточно сказать, что сегодня в Европе проживает в общей сложности около 54 миллионов мусульман. По прогнозу ученых университета Сан-Диего, при такой динамике всего через 12 лет 25% населения Европы будут мусульмане. Бернхард Люис (Bernhard Lewis – американский публицист и историк ислама, консультант президента США Буша-младшего. - С.Д.) считает, что к концу ХХI века мусульмане в Европе составят большинство».

Сгущает ли краски голландский политик? Судя по результатам выборов в его стране, он прямо выразил мнение значительного числа избирателей. Во всяком случае, в 16,5-миллионной Голландии его единомышленники обеспечили Партии свободы сразу 4 депутатских мандата в Европарламенте. Политкорректные же западноевропейские СМИ немедленно заклеймили Вилдерса и его сторонников как ксенофобов.
(Показательно, что те же СМИ вот уже 18 лет старательно замалчивают вопиющие факты дискриминации русскоязычного населения властями государств Прибалтики – в частности, Латвии и Эстонии. Ну да, ведь эти страны с недавних пор члены ЕС. Как тут не вспомнить известную формулу: «хоть и сукин сын, но это наш сукин сын». Да и о ком там печься европейским СМИ, равно как и европарламентариям? О нескольких сотнях тысяч русскоязычных апатридов? Тоже мне, цифра! Другое дело - мусульмане в Европе: их же здесь около 54 миллионов. А это десятки миллионов голосов избирателей. Как говорится, почувствуйте разницу...)
И такая ситуация характерна не только для сегодняшней Голландии. В Великобритании, переполненной иммигрантами из Индокитая, мандаты европарламентариев получили два неонациста. В Венгрии значительная часть избирателей отдала свои голоса ультраправой партии Jobbik, прекрасно зная, что связанная с ней военизированная группировка «Венгерская гвардия» откровенно враждебна к евреям и цыганам. Австрийская «Партия свободы» и итальянская «Лига Севера» жестко придерживаются негативной позиции относительно строительства мечетей и исламских школ в Западной Европе.
Но несмотря на эти тревожные сигналы, политики крупнейших европейских партий продолжают как ни в чем ни бывало втолковывать электорату, что приток все новых и новых иммигрантов и их интеграция идут на пользу экономике даже несмотря на  продолжающийся глобальный финансовый кризис и рост безработицы.
А теперь посмотрим на итоги выборов в части «победы правоцентристских сил над левоцентристскими» глазами среднестатистического европейского избирателя. К примеру, немецкого.
Видит ли он принципиальное различие между правоцентризмом, к которому в Германии традиционно относят блок ХДС/ХСС (Христианско-демократического и Христианского социального союзов), и левоцентризмом, т.е социал-демократами? Пожалуй, что нет: ведь после всегерманских выборов 2005 года обе эти конкурирующие вроде бы партии мирно образовали правящую в стране и по сей день коалицию. Так что вряд ли можно серьезно говорить о каких-то фундаментальных разногласиях между ХДС/ХСС и СДПГ.
Другое уж дело, что немецкая политическая элита нынешние выборы в Европарламент рассматривала как своего рода пробный шар перед предстоящими осенью этого года национальными выборами в обе палаты германского парламента (Бундестаг и Бундесрат). Потому и кипят сейчас страсти по поводу того, с каким счетом консерваторы из ХДС/ХСС победили соцдемов, сколько очков набрали «зеленые», а сколько либералы из Свободной демократической партии, позиционирующей себя как «партия предпринимателей» (в просторечии «партия богачей»).
Как «пристрелку» к национальным выборам рассматривают результаты этой кампании практически во всех странах ЕС. В связи с чем и хотелось бы сделать небольшое, но совсем не лирическое отступление на тему, что же, собственно говоря, представляет собой Европейский парламент.
По своему статусу это всего-навсего консультативный и рекомендательный орган Европейского Союза. Правом принятия общеобязательных для стран-членов ЕС решений он не обладает. Правда, в последние годы Европарламент полномочен утверждать бюджет ЕС и кандидатуры на посты еврокомиссаров, а также подавать критические замечания на отдельные решения Совета ЕС и Еврокомиссии. А вот  заседает в этом консультативно-рекомендательном, а проще сказать - «говорительном» органе - ни много ни мало 736 депутатов. Каждому из которых положен месячный оклад в размере 7665,31 евро. В год это составляет 67,7 млн. А за 5 лет (именно таков период депутатской каденции) образуется кругленькая сумма в 338,5 млн. Выплачивают же эти немалые средства из бюджета Европарламента, а точнее сказать – из денег европейских налогоплательщиков.
Но не слишком ли дорогое это удовольствие – катание таких «пробных шаров»?  И ведь ладно бы только депутатов Европарламента содержали за счет наших налогов! К означенным суммам надо добавить по 17540 евро в месяц, начисляемые каждому депутату для найма секретаря и персонального ассистента или переводчика. Причем с июля с.г. им запрещено принимать на эти должности своих родственников (забавное ограниченьице, не правда ли?..). 
Кстати, о переводчиках.
В Европейском Союзе 23 официальных языка. Как подсчитано наблюдателями, при таком количестве официальных языков переводчики Европарламента имеют дело с 503 языковыми комбинациями. Поскольку невозможно найти специалистов, владеющих всеми 23 языками, то документы переводят по системе ступенчатых переводов: с одного языка на другой, а потом уже с переведенного варианта на третий, четвертый и т.д. Этим занято более 2 тысяч штатных переводчиков. Еще сонм профессиональных толмачей, чье точное число засекречено, ездит за депутатами из Брюсселя, где расположена главная штаб-квартира ЕП, в Страсбург и обратно. Затраты на переводы - это третья по величине статья расходов на содержание Европарламента: в 2008 году на переводы было потрачено 484 млн. евро.
Каков КПД от этого титанического бумаготворчества? Затрудняюсь сказать. То есть не исключаю, что какая-то польза есть. Но чтобы вот так, сразу привести пример – увольте. Полагаю, что ответ на этот вопрос не смогли найти и 57% или 213,75 млн. избирателей, не пришедших в минувшие выходные к урнам для голосования. Что, однако, никоим образом не сказалось на самочувствии кандидатов в депутаты Европарламента – членов этого в некотором смысле «клуба веселых и находчивых». Они-то знали наверняка, что свои высокооплачиваемые «хлебные карточки» - то бишь депутатские мандаты, получат при любой явке избирателей. Ну разве что исключая их всеобщий бойкот.