Дети “турникета”

В мире
№35 (750)

Если глава правительства отвечает своему министру отказом включить некий вопрос в повестку дня очередного заседания кабинета, это можно считать “неколлегиальным поведением”?
А если супруга самого премьера, добившись аудиенции у министра, являющегося подчиненным ее мужа, слышит в ответ на свою просьбу вежливое, но решительное “нет”? Это можно назвать “не джентльменским поступком”? Ну, а как вам такие слова, сказанные одним министром о другом: “Человек, игнорировавший данную проблему годами, сегодня цинично ее использует”?
И все это имело место в правительстве Израиля в предпоследнюю неделю августа. А поводом стало известное решение кабинета министров о депортации 400 детей иностранных рабочих, не отвечающих критериям для предоставления им законного статуса в Израиле. Проще говоря, выселяют нелегалов, обзаведшихся семьями и произведших на свет малышей.
Поначалу речь шла о 1200 родившихся в Израиле детях иностранных рабочих, но потом межминистерская комиссия постановила, что высылке подлежат семьи нелегалов, в которых сыновья и дочери родились менее 5 лет назад и еще не охвачены израильской системой образования. Таковых оказалось около четырех сотен. Остальные же 800, родившиеся в Израиле или приехавшие сюда до 13-летнего возраста и посещающие школу не менее пяти лет подряд, получили право остаться в Израиле вместе с родителями. Но только в том случае, если их матери и отцы, ныне незаконно находящиеся на территории страны, когда-то въехали в Израиль с действительной рабочей визой.
В сущности, рожденные в Израиле дети становятся теперь для отцов и матерей новой “визой”, видом на жительство, который будет действительным для всей семьи до достижения сыновьями и дочерьми возраста 21 года. Но и этим решением в стране многие (не говоря уже о самих нелегалах) остались недовольны. Вот тут-то самое время назвать имена “действующих лиц”, фигурирующих в начале статьи.
“Я с огромным уважением отношусь к вам, госпожа Сара Нетаниягу, и понимаю движения вашей души, однако я стою на страже закона и не могу  руководствоваться в своей работе личными чувствами”, - сказал жене премьер-министра глава МВД Эли Ишай, когда она, даже вопреки мнению своего мужа, пришла просить за детей нелегалов. И получила отказ.
“Депортация детей нелегалов нанесет непоправимый ущерб имиджу Израиля в мире. Все мировые СМИ будут показывать кадры, как израильские полицейские собирают говорящих на иврите детей в полицейские машины и сажают в самолеты для депортации”, - предостерег министр обороны Эхуд Барак, предлагавший вернуться к этому вопросу и отменить депортацию для всех без исключения детей незаконных иностранных рабочих. И тоже получил отказ. 
Канцелярия главы правительства Израиля Биньямина Нетаниягу отклонила в конце недели  требование Эхуда Барака о проведении дополнительного обсуждения вопроса о депортации детей иностранных рабочих. А министр внутренних дел еще и добавил вдогонку тот самый комментарий насчет “цинизма” министра обороны.
Но прав ли Эли Ишай, говоря о том, что лидер партии “Авода” Эхуд Барак в бытность свою главой израильского правительства “игнорировал данную проблему годами”? Обратимся к совсем еще не далекой истории.
Именно в те годы, с 1999 по 2001-й, проводились массовые высылки из Израиля иностранных рабочих. Ведь в первый год каденции Эхуда Барака число гастарбайтеров достигло, как полагали, рекордных 250 тысяч человек. В связи с этим вырос уровень безработицы среди израильтян, снизились заработки, вместо развития автоматизации повсеместно применялся ручной труд. И тогдашнему главе правительства и лидеру социал-демократической партии “Авода” Эхуду Бараку, пришедшему к власти под лозунгами улучшения жизни простых израильтян, стало ясно, что без вытеснения незаконных гастарбайтеров с рынка труда проблему занятости в стране не решить. Так что не стоит упрекать Барака в том, что при нем нелегалов не трогали. Еще как трогали!
Другое дело, что именно в те годы проводилась печально известная “политика турникета”. Это когда одних иностранных рабочих выдворяют из страны, чтобы тут же ввести тысячи и тысячи новых. Таково было требование тех, кто, собственно, и сажает политиков на их высокие места, – промышленных магнатов, владельцев крупных сельскохозяйственных производств, лидеров киббуцного движения, наконец, хозяев больших фирм по найму рабочей силы.
Нет, конечно, политику “вращающихся дверей” изобрели не при Бараке. И все же старт она взяла при власти партий, являвшихся идейными предшественниками “Аводы”. И произошло это тогда, когда сами эти партии упустили начало деформации израильской трудовой морали. Считалось, что развитие экономики, которым так гордились лидеры страны, неизбежно ведет к тому, что израильтяне не будут соглашаться на такую работу, на какую согласятся репатрианты, палестинские арабы и иностранцы. Дескать, прошли романтические времена, когда первопроходцы Израиля, выходцы из семей европейских ремесленников и торговцев, с жаром брались за самую трудную работу на “старой-новой” родине. И вместо того, что когда-то гордо называли “еврейским трудом”, теперь  желают приличной “работы для израильтянина”. Вот, мол, откуда спрос на неквалифицированную иностранную рабочую силу. “Это ерунда!”, - резко, но верно отозвался в газете “Маарив” в своей статье об этой теории бывший многолетний министр обороны и иностранных дел Израиля, один из лучших умов страны, профессор Моше Аренс. “Всем известно, что главный вопрос выбора большинством людей профессии и рода занятий связан с заработной платой, которую ему будут платить за его труд. Понятно, что израильтянин, еврей или араб, рассчитывает получать большую зарплату за свой труд, чем иностранный рабочий, которого привозят сюда из бедной страны. А работодатель, если ему предоставляется такая возможность, всегда предпочтет иностранца, которому можно платить гораздо меньше”, - написал он.
Если бы в Израиле во главу угла решения любой проблемы не ставилась голая выгода, то не пользовалась бы таким влиянием на правительства кучка алчных интересантов, наживающихся на наглой недоплате израильтянам и столь же беззастенчивом наводнении страны сотнями тысяч дешевых гастарбайтеров. Если бы в угоду этим “гешефтмахерам” не крутился с такой скоростью “турникет”, а израильтяне могли получать действительно хорошие деньги за действительно нелегкий труд на стройках и полях, на заводах и в больницах, были бы одновременно почти решены две проблемы – иностранной рабочей силы и безработицы.
Дозированное, разумное число гастарбайтеров тоже всегда нашло бы себе дело в Израиле. Они не превращались бы здесь в бесправных рабов, а подзаработав, с радостью возвращались домой. Даже если бы кто-то из них, сделав все по закону, и оставался надолго – и в том нет беды. Ответственный, семейный человек, кормящий своих родившихся здесь детей, стране не помеха. Это не бродяга, а трудяга!
И тогда не возникла бы щекотливая проблема депортации детишек, единственная “вина” которых в том, что они родились вдали от мест, откуда прибыли в Израиль на заработки их родители...
...Что же до горячего желания Эхуда Барака помочь нелегалам, то уж он-то знает вопрос получше прочих. Ведь именно в его роскошной квартире довольно долго трудилась женщина, не имевшая права на работу в Израиле. Это была уборщица-филиппинка, кстати, имевшая ребенка, которого они с гражданским мужем, тоже филиппинцем, завели в Израиле. Супруга министра обороны, Нили Приэль-Барак, наняла ее для ухода за их гигантской жилплощадью, даже не поинтересовавшись наличием рабочей визы. Самое любопытное, что визы не было и у другой филиппинки, приходящей прислуги. И это в доме главы оборонного ведомства, человека, охраняемого со всех сторон! Когда скандал с нелегалами в доме Бараков попал в СМИ, один из отвечающих за безопасность министра обороны сердито спросил корреспондента: “Вы считаете, что господин министр обороны обязан у женщины, моющей у него полы, требовать предъявить документы?”
Сообщения о “нелегалке при оборонном доме” прошли по израильским СМИ да и канули в информационную Лету. Так и осталось неизвестным, заплатили ли супруги Барак положенный за данное нарушение закона административный штраф в размере 5000 шекелей или нет? Да и от самой филиппинки журналисты так и не добились ответа на вопрос, сколько ей платили за уборку в доме министра. Скорее всего, поменьше суммы штрафа: все же не израильтянка.
Чего, скажете, было ворошить какой-то ничтожный эпизод, когда на кону судьба сотен детей иностранных рабочих? Тем более что, несмотря на все перепалки в правительстве и нагнетаемый драматизм, почти весь Израиль уверен: никого из этих мальчиков и девочек, их братишек и сестренок, пап и мам в итоге не выселят. И вообще, в деньгах ли дело, когда речь идет о гуманизме? В деньгах...