Кто подложил свинью?

В мире
№45 (760)

Сегодня этот вопрос волнует административный суд в Шверине, земля Мекленбург-Передняя Померания. На рассмотрении его - дело о реальных расходах на проведение вечеринки, которая состоялась на даче в Штральзунде 8 сентября 2006 года. В распоряжение суда поступили документы, которые свидетельствуют: Grillfest обошелся не в 8,7 млн. евро, а гораздо больше.

ПОСИДЕЛКИ НАЧАЛИСЬ С ОХОТЫ
Кому какое дело, сколько потрачено на вечеринку? Ну это если не знать, что, во-первых, деньги не частные, а налогоплательщиков, и, во-вторых, дача в Штральзунде принадлежит политику, который призывает нацию к экономии. Имя политика - канцлер Ангела Меркель.

А вот кто ей подложил свинью, покажет внутрипартийное расследование. Первый в череде кандидатов - товарищ по партии Лоренц Кафиер, земельный министр внутренних дел, который организовал вечеринку. Второй - Олаф Михель, владелец ресторанчика “К липам”, лицо тоже партийное, но еще материально заинтересованное.
Но - обо всем по порядку.

Народу известно: свинью надо подкладывать не только грамотно, но и прочувствованно, и заранее. То есть от всего сердца. Что и было сделано во время официального визита президента Дж. Буша в ФРГ в том самом 2006-го...
Говорят, хряк не хрюкнул даже. Не успел просто. Олаф, который выслеживал его несколько часов подряд, мягко надавил на спусковой крючок, и крепенький, с рыжеватой полуторагодовалой щетиной кабан беззвучно рухнул в траву. Первым и единственным выстрелом завалил.

Это уже потом журналистская братия распишет подробности охоты, которая продолжалась несколько часов. А канал ZDF - тот поиграет словами, озаглавив свое сообщение Im Busch fuer Bush (В кустах для Буша). Остальное было делом техники. Олаф самолично разделал кабана, нашпиговал его салом, луком, всякими маринадными штучками-специями и оставил на сутки “дозревать”.

Чтобы назавтра в полдень распалить жаровню и шесть часов кряду вертеть тушу, волшебные ароматы от которой разнеслись порывистым северным ветром на километр-другой вокруг.
Благоух и привел окрестных жителей в возбуждение.

Двухэтажная гостиница с ресторанчиком “К липам” - строение вдалеке от шумных центров. Что там центры - до ближайшей деревушки Тринвиллерсхаген в 770 душ несколько километров. Местные гурманы знают: иногда Олаф Михель - в едином лице охотник, повар и владелец гостиницы-ресторана - постреливает дичь, созывая знакомых на угощение: дескать, жду. Кабанятина на вертеле, пиво в холодильнике.

Но телефоны молчали. А аппетитный дымок знай себе зазывно вьется с гостиничной стороны. У тебя что, Олаф, со связью проблемы? Что не зовешь? Олаф шумно вздыхал: “Тысяча извинений! Потом все расскажу...”
Вот пойми его! То заверяет, что жить без гостей не может - что, конечно, правда, если принять во внимание его способ зарабатывать деньги на гостиничном уюте и уникальном застолье. То от тех же гостей, к тому же соседей, без объяснения причин отбрыкивается.

Но не мог Олаф сказать, что жареная кабанятина - почетная миссия, возложенная на него канцлером Ангелой Меркель. Где-то даже партийное поручение. Очень уж хотелось ей удивить заокеанского гостя в своем избирательном округе.
Ну вот - захолустье захолустьем. Дальняя северная провинция. Холодные балтийские воды. Скромные небольшие городки и деревни. И вдруг посреди всей этой сдержанности - роскошный пир в духе прусских курфюрстов.

ПО ПРОТОКОЛУ И БЕЗ
Это был третий визит президента Джоржа Буша в Германию. И первый - на ее север. Президент только назавтра готовился к вылету в Росток. И, разумеется, не знал, что главный гастрономический сюрприз ему - на то он и сюрприз - не только выслежен, но уже выпотрошен и нашпигован.

Ничто на ожидающий президента США сюрприз не указывало. Правда, разминочная стадия к марафону в ресторанчике “К липам” все же была. Господина Буша пытались подготовить к кабанчику угощением из рук Генри Расмуса в Штральзунде, городке с 59 тыс. жителей на берегу Балтики. Торговец рыбой угостил президента так называемой “Селедкой по-бисмаркски”. Это прямо с крючка брошенная на 3-4 недели в маринад сельдь, но не целиком, а ее филе. Оно представляло собой нанизанный на лучину серебристый тугой рулончик с начинкой в виде маринованного же огурчика. Высокому гостю напомнили, что именно жители Штральзунда в 1880 году обратились к “железному канцлеру” с просьбой разрешить использовать его имя для этого, тогда еще нового на рынке продукта. Бисмарк дал добро на брэнд...

Президент США временно потерял дар речи от местной вкуснятины и едва вымолвил: “Thank you for the herring”.
Все шло как задумано - в полной тайне. И вот вдруг в полдень, во время встречи с представителями прессы, кто-то из журналистов проболтался. Дескать, в Тринвиллерсхагене несколько минут назад разожгли огонь под кабаньей тушей. Дж. Буш отреагировал мгновенно: “Для меня большая честь, что в связи с моим приездом разделали свинью!”

БЕЗ ЦЕРКВИ НЕ ОБОШЛОСЬ
Обедал президент как-то напряженно. Ни копченый палтус, ни утка со спаржей (и где только отыскали спаржу, когда сезон кончился две недели назад?!), ни лосось (тоже, как и палтус, балтийский), хоть и были приготовлены отменно, не особенно радовали его.

Госпожа Меркель пригласила президента США и его супругу в церковь святого Николая, построенную в 1276 году, за пятьсот лет до провозглашения независимости США. Сопровождал гостей священник Ганс-Петер Нойманн.
Вот тут как раз и мог приключиться момент, называемый в просторечьи “подложить свинью”. Реставратор Петер Вагнер, который трудился в это время в соседней штральзундской церкви - церкви св. Марии - едва с лесов не упал, когда узнал, что едет Буш.
“Что это с тобой?” - спросил его, внезапно побледневшего, напарник, стоявший на полу. “А посмотри на гранитную плиту поблизости от алтаря!” На плите были выбиты две строки: “Джорж Буш и его наследник. 1744”.

- Вот потеха! Получается, что человек, последнее упокоение которого у нас под ногами, едет в гости к усопшему тезке! А что если американскому Джоржу Бушу показать нашего - немецкого?
- Ну, ты скажешь, Петер! Черный у тебя юмор... Это же международный скандал! Вот что я сделаю: запру-ка тебя на замок и пойду в церковь святого Николая в одиночку - смотреть на заокеанскую чету.
И не успел Петер-шутник охнуть, как оказался запертым в храме. Понятно, какого масштаба свинство могло приключиться в обделенным вниманием высоких персон крохотном городке. За послевоенную его историю тут побывали коммунистические вожди Отто Гротеволь, Вальтер Ульбрихт, Эгон Кренц и... ансамбль АББА. И все! А тут - президент США... Словом, могло приключиться и, слава Богу, не приключилось форменное свинство.

ВЕСЕЛЬЕ ПО-НЕМЕЦКИ
Ровно в 18 часов начался ужин. Grillfest - в буквальном переводе с немецкого “праздник гриля”. Хотя уместней русский текст: “Люблю повеселиться, особенно пожрать”.

Немцы! Великие мастера придумывать разного рода тусовки с непременным услаждением желудка. Кабан на вертеле в исполнении Олафа - вещь совершенно особенная. Кстати, ни у кого не возникло вопроса: почему именно ему было поручено столь деликатное дело? А тут есть свой “хинтергрунд” (подоплека), хотя по-русски можно переделать его в “хитрогрунд”.
Дело в том, что Ангелу Меркель Олаф потчевал уже дважды, и оба раза весьма удачно. Но, понятно, что принимать сразу двух высоких персон, одна из которых президент США, для него - подлинная вершина партийно-кулинарной карьеры. Момент крутого восхождения. Как для разнагишавшихся девиц-журналисток с календаря российскому премьеру. И Олаф, и кабан - оба-двое были на высоте. Это отметили пятьдесят участников тусовки в узком кругу. Круг был оговорен госпожой Меркель - тут были лишь handverlesene, как указала печать, буквально: отобранные вручную.

Президент Буш ел и глядел на картину Франка Меллера “Штральзунд со стороны моря”, подаренную ему бургомистром города. Он склонил голову, что-то обдумывая. В голове вертелась “Down by the Riverside”. Иногда он, в порыве высокого гурманствования, промурлыкивал отдельные ее фрагменты.

Возможно, в этот момент ему показалось, что Штральзунду чего-то недостает. Взгляд его то и дело падал на вертел, где дымились остатки кабана. Олаф угощал по-царски.

СУД ДА ДЕЛО
Ну а теперь вернемся к реалиям сегодняшнего дня. Гурманам напоминаю: самым дорогим мясом в мире принято считать говядину из Вагиу - так на местном наречии, которое напоминает лексику гинеколога, называется эта японская порода коров. Их начали выращивать недалеко от города Кобе. Прежде чем прирезать приговоренную корову, ей кланялись, говорили нежные слова, поили пивом и натирали саке. Когда японская буренка начинала воображать себя императрицей, ей с массой извинений всаживали нож по самую рукоять и получали мясо любопытной расцветки, красное в белых прожилках и точках, за что оно и получило название мраморная говядина. 200 граммов филе стоит в Европе более 100 долларов. То есть килограмм обходится в 500 долларов.
Кабанчик от Олафа - партийный подарок канцлеру. Цена в данном случае измеряется популярностью ресторанчика, где четыре года красуется на стене фотография его владельца в обществе лидеров двух ведущих мировых государств.
Однако есть и другое цифровое измерение. К охране Grillfest-2006 было привлечено 12 тысяч сотрудников полиции и спецслужб, которые перед тем, как сюда прибыли высокие гости, обследовали дно всех прудов и пороховое содержимое всех домов на пути следования кортежа, а также на всякий пожарный заварили крышки всех канализационных люков. В общей сложности, государственной казне междусобойчик лидеров обошелся даже не в 8,7 миллиона евро, как оглашалось ранее, а дороже. Учитывая, что кабанчик на вертеле весил в готовом состоянии около 30 кг, килограмм его стоит 290 тыс. евро. Это по минимуму. На самом деле больше.
Так что японской корове далеко до прожаренного немецкого кабана. Насколько - решит суд.

Александр МЕЛАМЕД,
собкор “Секрета” по странам Западной Европы


Комментарии (Всего: 1)

Spasibo,Aleks,otlichno.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *