В тени и на свету

Кинозал
№5 (1032)
Фрэдди Зорин
 
Недавно по одному из каналов кабельного ТВ с переводом на русский язык был показан фильм “В тени” (режиссер Давид Ондржичек). В создании этой картины участвовали кинематографисты Чехии, Словакии и Польши. Лента завоевала премию “Чешский лев” за 2012 год в 9 номинациях, в том числе за лучший фильм, лучшую режиссерскую работу и лучший сценарий. Чешский актер Иван Троян, который уже не в первый раз получает “Чешского льва”, снова был отмечен за исполнение мужской роли. 
 
Более того, Чехия выдвигала эту ленту на соискание премии “Оскар” в категории “Лучший зарубежный фильм”, но картина не вошла в окончательный список финалистов самого престижного в мире конкурса. 
 
У американской Академии кинематографических искусств и наук свое видение и свои критерии отбора. Но, независимо от этого, картина собирала полные залы, и, по меньшей мере в кинематографическом искусстве Восточной Европы ее появление стало событием.
 
Фильм переносит зрителей в 1953 год. Действие разворачивается в Праге накануне денежной реформы, объявленной в Чехословакии. Тогда люди лишились значительной части своих финансовых сбережений. 
 
Трудный период послевоенного восстановления хозяйства характеризовала, в частности, активизация криминальных элементов. И вот кража со взломом, ограбление ювелирной лавки. Расследованием преступления начинает заниматься капитан уголовного розыска Ярда Хакл. 
 
Вскоре обнаруживается главный подозреваемый - Эммануил Кирш, бывший узник нацистского лагеря, человек, не имеющий постоянной прописки, у которого в послевоенное время возникли нелады с законом, и его приютила еврейская община. 
 
Против него есть серьезные улики, Кирша арестовывают, но к этому уголовному делу неожиданно для Хакла подключаются сотрудники государственной безопасности, а также приглашенный (по официальной версии) следователь из ГДР майор Зенке. 
 
Ярда продолжает вести собственное расследование и все больше убеждается в том, что за банальным криминалом в данном случае стоит тщательно спланированная политическая провокация. Ее сценарий написан в сталинской Москве, где в последние годы жизни “вождя народов” развернулась известная антисемитская компания. 
 
Кремлю, что становится понятным из происходящего на экране, необходимо, чтобы в дружественной Чехословакии был раскрыт заговор. Готовится громкий процесс, который должен подтвердить причастность лидеров местного иудейского сообщества к преступной деятельности с целью незаконного финансирования государства Израиль и “международного сионизма”. 
Спецоперацией на месте, то есть в Праге, руководит командированный из Москвы полковник Морозов. 
Обвинения, как передает пражское радио, выдвигаются против активистов еврейской общины, которые “здесь, среди нас, занималась грабежом и саботажем в пользу сионистов, террористов и пособников США”. 
 
Участие германского коллеги в следственных мероприятиях Хаклу объясняют тем, что драгоценности и деньги евреи якобы переправляли из Праги в Берлин, а оттуда эти “посылки”, предназначенные для нужд “израильской военщины”, попадали в еврейское государство. Но Хакл по татуировке распознает в Зенке нациста. 
 
Зенке откровенно рассказывает ему, что во время войны попал в советский плен и был сослан в Сибирь. Теперь ему предложили сделку: он выполняет некое задание особой важности и в случае успеха обретет свободу и сможет воссоединиться со своей семьей, проживающей в Западной Германии. 
 
Логика проста: нацист не поколеблется “сдать” ни в чем не повинных людей, тем более евреев. 
 
Когда пятерых руководителей еврейской общины бросают за решетку и инкриминируют им деяния, попадающие под расстрельную статью закона, Хакл говорит Зенке: “Для вас что пятеро, что пять миллионов - без разницы”. 
Официально называемое количество еврейских жертв Холокоста на миллион больше, но не в этом суть. Свою зловещую миссию Зенке выполняет успешно. 
 
На суде евреев вынуждают признать вину - в преступлениях, которых они не совершали, и это иллюстрация к тому, что трагедия европейского еврейства с окончанием Второй мировой войны не завершилась. 
 
А истинным преступником оказался непосредственный начальник Ярды Хакла, незамедлительно получивший повышение в звании. Хакл же, попытавшийся в одиночку противостоять системе, смят ею - он умерщвлен инъекцией после садистских пыток на допросе в одном из кабинетов госбезопасности. 
 
Таким образом, детективная история возвышается до уровня обличения тоталитаризма. Создатели ленты посвятили ее жертвам политических процессов 50-х годов прошлого века в Восточной Европе и всем, кто отважился, как об этом сказано, противостоять несправедливости. 
 
В фильме главный герой говорит упомянутому уже начальнику, чьи руки обагрены кровью ни в чем не повинных жертв: “Рано или поздно убийство снова назовут убийством”. 
Понесли ли наказание за свои злодеяния палачи, в том числе оборотни в погонах?
Ответа требует и другой вопрос, выносимый в последнее десятилетие в форме общей тенденции на киноэкраны по меньшей мере нескольких стран бывшего социалистического лагеря: насколько глубоко пустила в этих государствах корни просоветская идеология, породившая своих, доморощенных извергов, слепо выполнявших чужую волю. И тот факт, что картина “В тени” создавалась творческими усилиями единомышленников из трех стран Восточной Европы в этом смысле весьма показателен. 
Капитан Хакл, талантливо сыгранный Иваном Трояном, был изначально обречен, ибо один в поле не воин. Или в данном случае лучше сказать: одна ласточка не делает весны. Но без ласточки этой весна не наступила бы. 
И вошедшая в историю Пражская весна - тоже. В связи с чем заслуживает внимания финальная сцена фильма Томек, малолетний сын Ярды Хакла, встает на защиту такого же, как он сам, мальчишки в переулке, когда у того отняли сумку трое более взрослых подростков. 
Смелый мальчуган успел услышать от отца, читавшего ему на сон грядущий книгу о капитане Немо, пророческие слова: 
“С чудовищем нужно драться чаще, тогда оно ослабеет, и кто-нибудь да поборет его”. 
Здесь усматривается символ новых времен: бывшие друзья Советского Союза свернули с дороги, которая, говоря языком образов, не вела к Храму, и ступили на новый путь - покаяния за ошибки прошлого и очищения от скверны. 
“У каждого века есть свое средневековье”, - изрек Станислав Ежи Лец. Цвет того минувшего - мрачный, буровато-серый, и в этих тонах выдержана вся картина, которую мы вкратце пересказали. 
Тональность впечатляет не меньше, чем бытовая достоверность деталей, на что тоже нельзя не обратить внимания. 
За этой выразительной неприметностью - работа команды профессионалов, замечательно воплотившей в жизнь режиссерский замысел. 
Фильм “В тени” многое вынес на свет. В частности и еврейскую тему. В сюжетной линии она послужила фоном, не подразумевая дальнейшего развития. Но картина содержит посыл, который авторы, скорее всего, делать не предполагали: только на исторической родне евреи перестают быть пешками в чужих руках. 
И эта мысль обретает особый смысл в наши дни, когда на европейском континенте вновь усилился антисемитизм, коснувшийся не только западной, но и восточной части Старого Света. 
А еще эта лента - грозное предостережение. Его смысл как нельзя лучше выразил Лукаш Каминский, президент польского Института национальной памяти: “Прошлое, с которым мы не разобрались до конца, обязательно возвращается”.
                   “Новости недели”