Горячая линия

Советуют специалисты
№12 (1143)

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Первого числа каждого месяца я традиционно бросаю в уличный почтовый ящик USPS письма с чеками за аренду квартиры, газ, электричество и кабельное телевидение.

За более чем 20 лет проживания в южном Бруклине я ни разу не нарушил этой традиции. Курьёз случился первого марта текущего года. Оказалось, что ящик рядом с моим домом кто-то заварил или заклеил. Как я ни пытался - не смог открыть привычный контейнер.

Другой почтовый ящик, находящийся в трёх блоках от моего билдинга, также оказался сломанным. Бросить внутрь конверты - невозможно. В итоге мне пришлось просить хоуматтендента, чтобы он по дороге домой забросил письма в почтовом отделении.

Скажите, пожалуйста, что происходит с почтовыми ящиками в Бруклине? Почему полиция не ловит мошенников, устраивающих подобные вандальские выходки?

Геннадий

Уважаемый Геннадий!

Почтовая служба США (USPS), будучи одним из самых халатных государственных ведомств в стране, испортила настроение и ввела в заблуждение не только вас, но и многих других ньюйоркцев.

Поскольку кражи почты из уличных почтовых ящиков усилились (мошенники обычно охотятся за чеками, а также наличными деньгами, которые противозаконно, но отправляются в религиозные и благотворительные организации), USPSрешила укрепить безопасность почтовых ящиков.

Сделано это было следующим образом: система отправки конвертов в ящик посредством открывания ковша-контейнера была демонтирована, а вместо этого на ящике появилась тонкая и еле заметная щель. Таким образом, конверты в ящик теперь бросаются без непосредственного прикосновения к самому ящику. Ничего открывать и закрывать больше не нужно.

Консервативных ньюйоркцев о нововведении никто не предупредил, поэтому люди традиционно пытаются "открыть" ящик, чтобы бросить туда письма. Некоторые злятся и применяют недюжинную силу, подозревая, что ящик кто-то заварил или заклеил. В реальности, однако, достаточно лишь более внимательно осмотреть ящик и найти щель для конвертов. Вы далеко не единственный, кто оказался в затруднительном положении.