Допрос с пристрастием

Америка
№63 (1194)

Впервые за много лет Финансовый комитет Сената (Senate Finance Committee) допросил под присягой высокопоставленных управленцев крупнейших фармацевтических компаний (Pfizer, Merck, AbbVie и другие). Целью явилось желание представителей обеих партий чётко и ясно понять, как именно формируется стоимость лекарств в современных рыночных условиях и почему жизненно важные препараты постоянно дорожают и обходятся американским налогоплательщикам в сотни миллиардов долларов ежегодно.

Дональд Трамп, напомним, обещал резко снизить стоимость лекарственных препаратов ещё во время своей предвыборной кампании в 2016 году. С тех пор стоимость таблеток резко выросла, а их производители намекнули, что Трамп представляет в Белом доме интересы больших корпораций, и любая политика на снижение корпоративных доходов исключена. 

Тем не менее, республиканскому Сенату удалось не только вызвать воротил фармацевтического мира на допрос, но и пообещать американцам, что на основе полученных данных будет разработано законодательство, которое сначала затормозит, а потом резко снизит стоимость таблеток. Обсуждение революционного билля начнётся в Конгрессе уже в конце весны. 

Многие скептики, однако, посчитали допросы фармацевтов чистой воды показухой. 

Дело в том, что в нынешней Палате представителей и Сенате трудно найти политика хотя бы с 5-летним опытом работы, который никогда не получал пожертвований от производителей таблеток. 

Так, сенатор-республиканец Рон Вайден (Орегон), занимающий свой пост 23 года, получил от фармацевтов $163 тысячи на лоббирование нужных им законов. Он стал одним из инициаторов допросов, однако неизвестно, насколько острые вопросы задавал Рон. 

Чак Грассли, сенатор-республиканец от Айовы, получил от фармацевтов $97 тысяч. С 1980 года он поддерживает "рыночные законы и здоровую конкуренцию" в бизнесах по производству таблеток. Во многом именно благодаря Грассли фармацевты и получили неограниченные возможности при формировании цен на свои товары. 

Сенатор-демократ Роберт Менендес (Нью-Джерси), который также активно задавал вопросы влиятельным корпоративным управленцам, получил на избирательные компании $154 тысячи. Менендес всячески способствовал открытию и расширению главных офисов компаний Johnson & Johnson, Merck и Sanofi в Соединённых Штатах. 

Когда кто-то подвергал Менендеса критике за особые симпатии, которые он испытывает к фармацевтическим гигантам, Менендес сразу переключал тему на создание новых рабочих мест, налоговые отчисления в штатные и федеральный бюджеты, а также другие преимущества появления огромных корпораций в Нью-Джерси и других штатах.

Удивительно, но настоящих критиков фармацевтических корпораций в Конгрессе практически нет. За редким исключением, дороговизну лекарств довольно жёстко осуждают лишь новички в политике - Александрия Оказио-Кортез (Нью-Йорк), Ильхан Омар (Миннесота) и другие социалистки, наивно полагающие, что народная любовь для успешной политической карьеры важнее больших денег от лоббистов. 

В действительности, однако, ни Оказио-Кортез, ни Омар реальной власти не имеют. Если руководству демпартии станет необходимо, то они поддержат любую выдвинутую инициативу. Поэтому для фармацевтических гигантов эти люди всего лишь пешки.

Другой проблемой во время допросов стала неразрывная связь между производителями таблеток и страховыми компаниями. 

Корпоративная этика позволяет большим боссам замалчивать стоимость таблеток для Центров по оказанию услуг Медикер и Медикейд (Centers for Medicare & Medicaid Services - CMS) и одноимённых иншуренсов. Как результат, на конечную стоимость пилюль влияют именно государственные ведомства, которые пытаются за счёт накруток увеличить собственные бюджеты. 

Другими словами, если бы Медикейд и Медикер получал самые дешёвые в мире лекарства от фармацевтических компаний, то государство не смогло бы создать сложную бюрократическую систему с сотнями тысяч госслужащих, которые стремятся обеспечить всех американцев качественным медицинским обслуживанием. Чем сложнее и запутаннее становится страховая система, тем стремительнее дорожает конечная продукция - жизненно важная таблетка. 

Поэтому многие прошедшие через унизительный допрос Финансового комитета Сената фармацевтические боссы сочли произошедшее несправедливостью и верхом цинизма. Перед тем, как спрашивать о подробностях работы фармацевтических корпораций, сенаторам следовало сделать программы Медикейд и Медикер максимально прозрачными. Американцы должны понять, куда уходит каждый доллар, выделенный из бюджета на бесплатное медицинское страхование. Особенно важно понять, сколько денег уходит на закупку тех самых таблеток. 

Также допрошенным фармацевтам очень не понравились обвинения в больших зарплатах. Сегодня в обществе сложилась парадоксальная ситуация: никого не удивляют доходы изобретателей смартфонов и других гаджетов, однако более половины населения выступает против гигантских зарплат главам корпораций, производящих таблетки.

Например, Джовани Кафорио, председатель совета директоров Bristol-Myers Squibb Co., зарабатывает более $18 млн. ежегодно. Однако именно этот человек контролирует эффективность исследований по борьбе с онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Чем лучше трудится Кафорио, тем более качественные таблетки попадают на рынок. 

Глава Merck & Co. Inc. Кеннет Фразье имеет зарплату в $17 млн. Однако именно он может похвастаться успешной вакциной от папиллом (HPV) и другими лекарствами, которые ежегодно спасают миллионы человеческих жизней. Без смартфонов того же Тима Кука из Apple страна прожить сможет. Без продукции Merck & Co. Inc. во главе с Фразье - нет. 

Таким образом, очередная попытка добиться падения стоимости лекарств посредством допроса фармацевтических боссов в Конгрессе - хитрый пиар-ход конгрессменов и самого Трампа. Корпорации уже давным-давно срослись с государством, а с приходом к власти 45-го президента и вовсе стали единым целым. 

Максим Бондарь