К единению - Через суд

Из штата в штат
№48 (448)

Красные штаты, голубые штаты... В одних все еще торжествуют победу, в других никак не могут оправиться от поражения. Одна часть американского населения так довольна вторичным избранием Буша в президенты, что с великим оптимизмом смотрит на будущее страны. Другая, и тоже немалая, часть американцев настолько опечалена неудачей Керри, что в ближайшей перспективе ничего особо радостного не ожидает. Политологи, как и положено ученому люду, стараются вогнать проявившиеся реалии в привычные формулы, определяя мотивы голосования 2 ноября исключительно партийными пристрастиями разных слоев общества. Между тем даже поверхностный анализ показывает, что Джордж Буш выиграл не только потому, что он член Республиканской партии, а принадлежность Джона Керри к Демократической партии вовсе не обрекала его на поражение. Абсолютное большинство американцев отнюдь не являются верными адептами республиканцев или демократов и на выборах голосуют, что называется, «по обстоятельствам».
Журналистка Энн Куиндлен насчитала целых десять пунктов, которые, по ее мнению, разделили общество на сторонников и противников избрания Буша на второй срок. Изложила она их в вольном порядке, не обращая внимания на степень важности каждого из пунктов. Потому перечень почему-то начинается с разногласий по поводу исследований в области стволовых клеток. Следом идут: социальное обеспечение, рецепты на лекарства для престарелых, однополые браки, война в Ираке, отношения церкви и государства, аборты, налоговая политика, состав Верховного суда США и, наконец, внешняя политика, или, если точнее, реакция на мировое общественное мнение о стратегии Соединенных Штатов последних четырех лет.
Вероятно, список этот можно и продлить, и укоротить. Не помню, например, чтобы Керри выступал активным защитником официальных брачных уз между влюбленными одного пола или Буш требовал повысить роль церкви в жизни американского общества. Зато в памяти остались споры по поводу влияния государства на экономику, экологии и улучшения системы образования. Так или иначе, разногласия в стране действительно существуют, носят принципиальный характер и вряд ли могут быть устранены легко и безболезненно. Да их и не следует устранять или глубоко прятать – демократические принципы не потерпят ни того, ни другого. Иное дело – сознательные политические компромиссы. Важно, чтобы представители одной части общества, заполучившие административную власть, не могли отторгнуть от политического влияния всех остальных. В противном случае раскол будет только расширяться вплоть до открытого противостояния. Опыт истории это не раз подтверждал.
Готов ли вновь избранный президент хотя бы к некоторым такого рода компромиссам, мы узнаем буквально в ближайшие недели. Многие политические обозреватели с нетерпением ждут, какие перемены произойдут в составе Верховного суда. Энн Куиндлен не зря упомянула этот пункт в своем перечне разногласий. Уже ясно, что курс Министерства юстиции останется прежним, если только не обретет еще более демонстративную жесткость. Ушедшего в отставку генерального прокурора Эшкрофта заменил Гонзалес, человек, может быть, и не такой сумрачной внешности, как предшественник, однако наверняка еще менее либеральный. Верховный суд – это площадка, где Бушу предоставляется возможность выбора: либо укрепить сугубо консервативные позиции третьей ветви власти, либо отдать предпочтение равновесию разных политических сил в стране. В свое время, в годы Второй мировой войны, демократ Франклин Делано Рузвельт в целях единения нации назначил главой Верховного суда республиканца Харлана Стоуна. Пример показательный и достойный подражания.
Сейчас предстоят очередные изменения в составе Верховного суда. Из десяти его членов трое достигли 80-летнего возраста, двое – 70-летнего и только одному еще не исполнилось 65 лет. К тому же глава суда Уильям Ренкуист страдает раковым заболеванием и недавно перенес сложную операцию. Выполнять служебные обязанности ему, по-видимому, будет трудно.
Наблюдатели полагают, что предпочтительной кандидатурой на его место могла бы стать Сандра О’Конор, введенная в состав суда еще Рональдом Рейганом. Она тоже придерживается консервативных взглядов, но весьма умеренных. Считается, что ее назначение можно было бы рассматривать, как стремление президента смягчить напряженную ситуацию, как шаг к единению общественных сил. К тому же Бушу предоставляется шанс принять историческое решение – столь высокую позицию в иерархии судебной системы впервые займет женщина.
Скептики не верят, что это произойдет. В начале своего первого президентского срока Бушем были назначены два новых члена Верховного суда – консерваторы крайнего толка Энтонин Скалиа и Кларенс Томас. Скорей всего, он и сейчас не отступится от своих убеждений. В качестве более реального претендента на должность главы Верховного суда называют Майкла Люттига. Когда-то он служил под началом Скалиа, сейчас возглавляет апелляционный суд в Ричмонде, Вирджиния, один из оплотов консерватизма. Правда, Сенат может и не утвердить его кандидатуру. Тот факт, что теперь из 100 сенаторов 55 являются республиканцами, еще ничего не гарантирует президенту. В 1987 году республиканцы имели в Сенате США 58 мест, а президенту Рейгану все равно не удалось провести в Верховный суд своего протеже Роберта Борка.
Далеко не все члены Республиканской партии готовы мириться с расколом в обществе. Многие из них искренне надеются, что вторично избранный президентом Джордж Буш поможет укрепить единение нации. Это важнее, чем партийная солидарность. По набору кандидатур в члены Верховного суда, которые в ближайшее время выдвинет Джордж Буш, можно будет определить, оправдаются или нет такие надежды.