СКАНДАЛ В БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ

Парадоксы Владимира Соловьева
№17 (470)

Удивляться следует не тому, что это случилось, а тому, что это не случилось вчера или позавчера. Произошло то, что неизбежно должно было произойти, ибо - «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Хотя речь пойдет скорее о других политических породах. Ведь даже Эрвинга Кристола, основоположника неконсервативного мышления, иначе как идеологическим зубром не назовешь – как и его коллег по ультраправому «Нэшнл Интрест», который был основан десятилетие назад как форум для влиятельных неоконов всех мастей, а идейные различия между ними Кристол счел незначительными различиями, позабыв или не зная великую, всепобеждающую формулу большевиков: прежде чем объединяться, надо разъединиться. И вот урок невежде: журнал раскололся, из него ушли наиболее авторитетные члены редколлегии и образовали новый консервативный журнал. А семейные скандалы, как известно, самые шумные, и нет бoльших врагов, чем близкие родственники или недавние друзья и сподвижники..
Журнал Эрвинга Кристола был правофланговой трибуной, но скорее все-таки теоретического, чем практического плана, затевая дискуссии, в результате которых в политический жаргон вошли такие понятия, как «конец истории», «Запад и остальной мир», «геоэкономика» (в дополнение, а отчасти в противоположность геополитике). Само собой, в последние месяцы журнал вел непрерывную дискуссию о войне в Ираке. Это был спор не либералов и демократов с Бушем и его компанией неоконов, но внутрилагерный, опять-таки семейный спор одних неоконов с другими. Как известно, многие из них против этой войны, хотя и по иным причинам, чем либералы. Взять того же Пата Бьюкенена, который всадил нож в спину Буша, объявив ее “ad infinitum” (без конца), а также «величайшей стратегической ошибкой в последние 40 лет, которая обойдется намного дороже, чем Вьетнам».
«Если благоразумие - отличительная черта консерватора, то Буш перестал быть консерватором» - таков сногсшибательный вывод Пата Бьюкенена, а он никогда не стеснялся в выражениях, что в наш век политкорректности уже делает его оригинальным мыслителем.
Увы, удар ножом в спину Буша, который так возмутил многих неоконов в администрации Белого дома, оказался булавочным уколом – Буш, как тот караван из поговорки, идет своей дорогой, несмотря на... Для него это всё божья роса. .
Однако именно эта вроде бы сугубо теоретическая разборка в связи с войной в Ираке и привела в окончательному расколу в редакции журнала. Плюс у него появился новый хозяин – Никсоновский центр, с его узко прагматичной установкой на иностранную политику. Этот центр во главе с его президентом и теперь соредактором журнала архиреалистом Димитрием Саймесом, бывшим москвичом и бывшим Димой Цимесом, который когда-то отважно напечатал в «Нью-Йорк Таймс» сверхположительную статью на нашу с Леной Клепиковой книгу про Ельцина, за что ему, конечно, спасибо от авторского коллектива, и предъявил ультиматум редакции: полный контроль над политикой журнала. Что и привело к уходу из редакционного совета журнала десяти самых известных консерваторов, включая Мидж Дектер, Сэмюэла Хантингтона и Фрэнсиса Фукуяму, автора модной одно время теории «конца истории», после обнародования коей история как ни в чем не бывало продолжалась, достигнув таких катаклизмов, как супертеррористический акт 11 сентября, война в Афганистане и Ираке, перекройка всей ближневосточной карты, революция в Грузии, Украине и Кыргызстане и проч. Вместо того, чтобы закончиться или хотя бы замедлиться, как ей советовал Фукуяма, история, наоборот, убыстрила свои шаги и понеслась с гоночной скоростью. Урок философам: практика опровергает теорию, а иногда и опрокидывает ее. Особенно когда творцами истории становятся такие не знающие сомнений люди, как Бен Ладен и Буш-младший (не сравниваю).
Последней каплей послужила статья Димитрия Саймеса и его заместителя Роберта Эллсворса в последнем выпуске «Нэшнл Интрест». Если бы она предшествовала войне в Ираке! Но она опубликована аккурат к ее второй годовщине. То есть только что. Архифанатизм в деле демократии ведет к опасностям как военного (потери), так и политического порядка, утверждают авторы и приходят к выводу, что в долгосрочных интересах США опираться в ряде стран на антидемократические режимы. Вот после этой статьи и произошла массовая отставка членов редсовета, которые, уходя, хлопнули дверью так громко, что эхо в американских СМИ длится по сю пору.
Война в Ираке, которая стоит американских (и не только американских) человеческих жизней и американских денег, продолжает вызывать далеко не однозначную реакцию в мире и в самой Америке. Ее поводы отпали сами собой: оружия массового поражения там не нашлось, связи Саддама Хусейна с гипертерроризмом не доказаны. А посылать войска за тридевять земель, чтобы свергнуть кровавого деспота – так таких деспотов в мире видимо-невидимо! Насаждать демократию в мусульманских странах – тоже палка о двух концах: можно выпустить джина из бутылки, а потом попробуй загнать его обратно. Представим себе тот же Ирак без американских оккупационных войск! Или Пакистан и Египет без пусть мягкой, но диктатуры? Вспомним другую мягкую диктатуру – шаха Ирана, с падения которого и начался исламский оползень и продолжается по сю пору.
Никуда от этого не деться: некоторый оксюморон в последнем скандале среди неоконов, конечно, наблюдается. Тот же Фрэнсис Фукуяма, покинувший редсовет журнала консерваторов после статьи Саймеса-Эллсворса, сам прошлой осенью вызвал громкую дискуссию, когда обвинил своих бывших товарищей по оружию, других консерваторов, в отрыве от реальности за то, что они празднуют оккупацию Ирака как победу. Именно тогда неоконы-реалисты, для которых война в Ираке была под большим вопросом, приветствовали его очевидный отход от ортодоксальной позиции неоконов-теоретиков.
Однако теперь Фукуяма двинулся в ином направлении, обвиняя новых издателей из Никсоновского центра в ограничении либеральных или неоконсервативных дискуссий об универсальной ценности демократии, а также о том, что ее распространение в интересах США.
«Что нам было близко в «Нэшнл Интрест», так это многообразие точек зрения, с которыми журнал знакомил читателей», -пишет Фукуяма в письме, подписанном остальными раскольниками. – «У нас нет уверенности, что подобная редакционная политика будет продолжаться, когда издательским мандатом безраздельно владеет теперь Никсоновский центр».
Немедленно по получению этой коллективки издатели сочинили и обнародовали своё собственное письмо о разгоне всего редсовета, куда, помимо десяти подписантов, входили еще два неокона: Чарлз Краутхаммер и Дэнил Пайпс (не путать с его однофамильцем Ричардом). «Полагаю, честно говоря, что их время прошло, они принадлежат прошлому», - сказал о раскольниках Димитрий Саймес, обвинив, в частности, Фукуяму в гиперсамомнении: будто бы тот прежде предлагал найти дополнительные средства на издание, если журнал будет под его полным контролем. «Неудавший переворот», - бросил Саймес и пообещал не сужать круг авторов журнала.
Каким образом ему это удастся без двенадцати главных теоретиков-неоконов, не очень понятно. Тем более Фукуяма заявил, что для дальнейших плюралистических дискуссий о войне в Ираке и американской иностранной политике в целом он с другими самоизгнанниками (Збигневом Бжезинским, Элиотом Коэном и Джозефом Йоффе из Германии) планируют начать новое периодическое издание под несколько иным названием – «Американ Интрест».
Основатели нового журнала считают, что у Никсоновского центра, который прибрал к рукам их прежнее пристанище, нет морального права на монопольное владение истиной в иностранной политике и неокон неокону – рознь.
Новый журнал вовсе не собирается порывать с неоконсерватизмом, но попытается – чего не делают так называемые реалисты – поместить американскую международную политику в мировой контекст: что суть США в глобал виллидж, как они должны себя вести и какие последствия могут иметь их действия. «Внимание всего мира сосредоточено сейчас на Америке, ее поведение понятно далеко не всем, наш долг помочь им понять нас» - это из заявления Фрэнсиса Фукуямы.
Таким образом, цель и адрес нового журнала не ограничивается Америкой.
Urbi et orbi – модная нынче в связи с кончиной одного Папы и избранием нового латинская идиома.
Отчасти, понятно, эта склока в стане неоконов не только идеологического, но и финансового порядка. Фукуяма, который так и не раздобыл дополнительных средств на «Нэшнл Интрест» (если верить версии Саймеса), уже заполучил спонсора на новый журнал в лице бостонского крупного биржевого спекулянта из Бостона. На сколько номеров хватит этой поддержки и как много читателей завоюет «Американ Интрест» – одному богу известно. Пока что полку консервативных изданий не убыло, а прибыло.
Уильям Кристол, сына Эрвинга Кристола и сам главред еще одного консервативного издания «Уикли стандарт», приветствовал создание нового журнала, правда, в несколько ироничной манере: «Мой отец всегда говорил, что чем больше журналов, тем лучше. Скоро консервативных изданий будет больше, чем консерваторов».
А как насчет молчаливого большинства, которое консерваторы всех мастей зачисляют в свой лагерь?