Иудейские тайны

Этюды о прекрасном
№17 (470)

Из предпасхальных бесед

«Предпасхальная беседа» – так называлась одна из картин родоначальника иудаики Мориса Оппенгейма, после долгих веков запретов и забвения возродившего еврейское изобразительное искусство. Вот и мы с вами в преддверии Песаха побеседуем о тех иудейских тайнах, что приоткрывает нью-йоркский музей Метрополитен.
Итак, мы на втором этаже Мет, в левом его крыле, в галерее древнего искусства Ближнего Востока, где собраны почти полторы тысячи уникальных предметов, чей возраст означен датами от 8000 года до нашей эры до середины первого тысячелетия нашего времени.
Благодаря последним находкам археологов явил нам, наконец, лицо свое Ур Халдейский: богато украшенные дворцы и храмы, мастерские и склады товаров, дома простого люда. Город был оживленным торговым центром, караваны из Ура достигали отдаленных земель. В Уре были развиты науки и искусства: астрономы его, возможно, первыми в мире наблюдали звездное небо с высоких городских башен, поэты слагали баллады, художники творили дивные барельефы, фрески и мозаику, а умелые ремесленники изготовляли изящные статуэтки и посуду, которую и видим мы теперь на музейных стендах.
И все же главное, чем славен Ур, - это сверхважное для нас, да и для всего мира обстоятельство: именно там зародилась первая монотеистическая религия, вера в единого Бога-вседержателя. Потому что в Уре родился и вырос праотец Авраам. Оттуда двинулся он в путь к Земле Обетованной.
В залах представлено немало иудейских раритетов. Вот керамические похоронные домики-контейнеры, куда помещались кости умерших в V-IV тысячелетии до новой эры в Израиле и Ханаане. Нагрудные металлические пластины с тончайшей гравировкой и удивительно динамичным рисунком: прыгающий горный козел, овца в человеческой позе. Рельефы, статуэтки (пластика поразительная!), целые композиции из слоновой кости. Золотой браслет, попавший сюда из Ирана. Не его ли подарил Ахашверош любимой своей Эстер? Кто-то из правителей гостил у армянского царя Аргишти и привез его подарок – богатое нагрудное украшение.
Особенно интересны экспонаты, являющиеся иллюстрацией к библейским текстам, зримо и «вещно» подтверждающие достоверность событий, там описанных. Невероятно взволнованная, я глаз не могла отвести от кресла из слоновой кости и золота с ножками в виде львиных лап – трона царя Соломона, от фрагментов мебели (тоже из слоновой кости) из его дворца, от одежды, реконструированной по чудом сохранившимся лоскуткам ткани, – царской плащаницы и одеяния когана (священнослужителя), потомка Аарона.
Возле города Мегиддо на севере Израиля найдены были глиняные таблички со строчками сказания о Гильгамеше. В этих же речевых традициях и исполненные мудрости поэтические Давидовы псалмы, и откровения царя Соломона в Книге Царств, и Шир ха-Ширим - гениальная его «Песнь Песней», и из древности пришедшие меткие еврейские пословицы и изречения, абсолютно живые и сегодня: человеческая психология, да и мотивация поступков, увы, не меняются.
Все это, а еще найденные в Кумранских пещерах керамические сосуды со скрижалями Мертвого моря, начертанными на иврите и арамейском на коже, папирусе или медной пластине, мы сами, своими глазами можем увидеть и показать своим детям и внукам, побывав в Мет, как запросто, по-дружески зовут гигантский этот музей в Нью-Йорке.
Но нам предстоит прикоснуться, пролетев сквозь тысячелетия и спустившись на первый этаж Мет, к иудейским тайнам Византии.
В 330 году уже нашей, разумеется, эры римский император Константин, первый христианский правитель исполинской империи, решил перенести столицу из языческого, в разврате погрязшего Рима в греческий город Византион, где уже тогда была крупная христианская община. Новая столица названа была Константинополем, а сама новая страна, от Рима отделившаяся, – Византией.
Еще тогда Константин Великий, один из культурнейших людей своего времени, привез с собой в Константинополь лучших архитекторов, художников, высококлассных ремесленников, среди которых было немало евреев. Нужно сказать, что сам Константин, ставший апологетом христианства и в сердце христианскую идеологию принявший, был, как и всякий истинно культурный человек, веротерпим и еврейских мастеров ценил высоко. Так же, как и его преемники. Потому и неудивительно, что работы художников-евреев занимают большое место в Византийском искусстве как в первый период культурного расцвета Византии с IV по VII век, так и во второй период процветания страны с IX по XIII столетие. Наверно, для многих это было тайной. Однако самыми ценными экспонатами византийских станц в Мет стоит, наверно, считать еще несколько римских творений – уникальный медный сестерций I века, показывающий трагическую сцену разрушения Второго Храма в Иерусалиме. Не исключено, что гравер сам был свидетелем жестокого и бессмысленного этого деяния. На другой стороне монеты изображен император Веспасиан, убивающий юношу-еврея.
Еще одна римская монета, отчеканенная в начале II века в оккупированной Иудее: мастер дерзнул выгравировать фасад разрушенного Храма. Надо полагать, это было не первое изображение святыни, и впоследствии, из поколения в поколение, рисунок Храма передавался еврейскими художниками-граверами, ваятелями, витражистами, поначалу в Византии, а потом и в Европе.
Но, конечно, более всего славны были еврейские ювелиры, в деле своем считавшиеся непревзойденными. И мы видим виртуозно выполненные их изделия – и изящные украшения, и тематические плакетки с жанровыми сценками, а в их числе сцена битвы Давида и Голиафа, да и другие эпизоды из жизни царя Давида и чеканные иллюстрации к его псалмам, виртуозного чекана рукоятки и ножны оружия, изукрашенные самоцветами, и даже диадемы, т.е. короны, и нагрудные знаки власти императоров и драгоценности императриц – образцы мастерства, вкуса и богатейшей фантазии этих ювелиров. Немало было и филигранных окладов к образам, которые изготовлялись по заказу иконописных мастерских.
А еще славились еврейские стеклодувы, вернее, мастера цветного стекла. Необыкновенные колористы, они, как никто, ощущали плавность и форму сосуда, изобретая все новые и новые линии и цветосочетания. Не было им равных и в искусстве витража – орнаментального (ведь изображать людей иудеям было запрещено, хотя запрет этот, бывало, и нарушался). К концу первого тысячелетия еврейских умельцев стали приглашать в Европу, где они сотворили множество витражей и обучили сложной технике создания «окон в небеса» местных мастеров, главным образом монахов, которые позднее перешли к изготовлению многофигурных сюжетных композиций из стекла.
Еврейские мастера изобрели и так называемое «золотое стекло», т.е. узор золотом наносился на стеклянный сосуд. А технология нанесения золотого орнамента стала ясна лишь в ХХ веке. Первые «золотые» сосуды найдены были в захоронениях ранней Византии.
И, естественно, в работах еврейских ювелиров главенствовала сюжетика иудейская, т.е. сцены библейские, история возведения и разрушения Храма, иллюстрации к священным текстам. Чаще других рисунков (на металле, стекле, ткани) были четыре главных еврейских символа – менора, шофар, лулав (пальмовая ветвь) и этрог (большой лимон).
Так что в художественной жизни, да и в литературе, а особенно в медицине «Второго Рима» занимали евреи почетное место. Такие вот иудейские тайны Византии.
Множество картин на темы еврейской истории и библейской сюжетики увидите вы в замечательном Метрополитен-музее. А расположен он в Манхэттене, на углу Пятой авеню и 82-й улицы. Поезда метро 4, 5, 6 до остановки «86 Street», а автобусы 1, 2, 3, 4 доставят вас прямо ко входу в музей, где вы уже наверняка были и куда непременно пойдете снова.
Счастливой вам Пасхи, друзья!


Комментарии (Всего: 2)

ГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГааааааааааааааааааааааааааааввввввввввввввввввввввввввнннннннннннннннооооооооооооооооооооооо

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
ГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГГааааааааааааааааааааааааааааввввввввввввввввввввввввввнннннннннннннннооооооооооооооооооооооо

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *