Почта недели

Подруга
№21 (474)

О чем пишет «Подруга»?
Уважаемая Лея Мозес!
Я постоянно читаю вашу рубрику «Подруга» и слежу за письмами читателей, которые в эту рубрику поступают. Я помню, когда вы ее открывали, говорили, что обсуждаться в ней будут разные темы – не только любовь, брак, измены и разводы, но и проблемы наших женщин на работе, их отношение к американскому образу жизни, к американской культуре, к еврейским традициям.
К сожалению, пока что все эти темы, кроме любовно-семейных, не находят своего отражения в «Подруге». Вы пытались от них (любовных) отойти, давали интересные материалы о воспитании детей, взаимоотношениях между детьми и их пожилыми родителями, но, видимо, ваши читатели не очень на них отреагировали, и вы снова вернулись к любви, разводам и сексу.
Я понимаю, что это не ваша. Вернее, не полностью ваша. Вы уже признавались, что ориентиром для вас служат письма читателей. А этих читателей – и женщин, и мужчин – интересуют, как я вижу, главным образом проблемы взаимоотношений между полами. И они очень любят рассказывать о своих отношениях с другим полом – устраивать эдакий душевный стриптиз. Самый широкий отклик вызвали не такие интересные статьи, как «Отцы, дети и воспитание детей», «Весенний марафон» или «WE и мы», а материалы «Любовь в треугольной рамке» и «Women are from Venus...». По всей видимости, определенная категория ваших читателей хочет превратить «Подругу» в рубрику развлекательную, в чтиво. Не поддавайтесь им! Знайте, что, помимо всех этих мужиков и баб, которые пишут в газету, чтобы облить грязью противоположный пол или пожаловаться на своих супругов, есть еще много читателей, которых интересуют темы более серьезные. Я сама почти никогда не пишу в газеты, не люблю выставлять свои проблемы напоказ. Но это не значит, что я не читаю газеты, что не сравниваю их, не выбираю те, которые мне по душе.
Таким, как я, «Подруга» нравится именно потому, что отличается от женских рубрик в других газетах – в ней даются не перепечатки из интернета о показах мод или романах кинозвезд, а оригинальные, авторские материалы о проблемах, которые волнуют наших иммигрантов. Так что не идите на поводу у любителей чтива, не позволяйте им командовать вами. Не превращайте вашу рубрику в такую, как все женские рубрики во всех русскоязычных газетах. И не предавайте нас, которые любят «Подругу», потому что она – единственная в своем роде.

Маргарита Гельфанд, педагог


В защиту американских школ и школьников
Уважаемая Лея Мозес!
Не понимаю, почему вы стали подпевать многим нашим иммигрантам, с пеной у рта утверждающим, что американские школы в подметки не годятся советским. Обычно вы угодничеством не грешите и на удочки не попадаетесь - у вас свое, независимое мнение. Но тут вы явно решили погладить по шерстке тех, кто считает, что мы, «русские», - самые образованные и интеллигентные во всей Америке. А может быть, вы поддались их пропаганде.
Судя по вашим статьям «Две сестры» (РБ №472) и «Пусть меня научат» (РБ №473), русскоязычные юноши и девушки, получившие среднее образование в Америке – все круглые невежды, а вот те, которые успели хоть немного поучиться в СССР - выше их на голову, если не на две. И классическую литературу читают, и хорошую музыку слушают, и в живописи разбираются. Словом, кладези знаний, да и только!
Не могу с вами согласиться. Многие наши ребята, которых сюда привезли маленькими, получают в школах очень даже неплохие знания. А вот некоторые, проучившиеся лет семь, восемь, а то и девять в советских школах, как приехали невеждами, так ими и остались. Ведь многое зависит от самих детей, от их родителей. Разве в советских школах было мало неучей? Наверняка и у вас, когда вы учились в школе, были одноклассники – двоечники, лентяи и даже отличники и ударники, которые помимо школьной программы ничем не интересовались. «Капитанскую дочку» и «Дубровского» читали, а вот «Метель» или «Выстрел» - вряд ли. Порой и обязательные произведения не читали, а сочинения писали, перефразируя выдержки из учебников по литературе...
Я не возражаю против того, что уровень образования во многих американских «паблик скулз» оставляет желать лучшего. Особенно в больших городах – в Нью-Йорке, в Лос-Анджелесе. Но даже в больших городах есть приличные государственные школы и во многих школах среднего уровня есть программы для одаренных детей. А у нас в Нью-Джерси, например, государственные школы очень даже высокого уровня. У моих внуков – прекрасные учебники, насыщенные программы, отличные преподаватели. Я уверен, что такая же ситуация во многих других штатах.
Теперь о советских школах. Наши иммигранты прибегают к нечестному методу – сравнивают московские и ленинградские спецшколы с худшими школами Нью-Йорка и других больших городов. Это удар ниже пояса. А почему они забывают рядовые школы – городские и тем более сельские? Убогая обстановка, невежественные и грубые учителя, которые с детьми не церемонились, иногда даже руки в ход пускали? Я учился в школе, которая считалась очень приличной, но только о двух-трех педагогах могу вспомнить с теплотой. Остальные были неучи и дилетанты. Был у нас один учитель, который сначала преподавал физкультуру и труд, а потом вдруг стал преподавать физику и математику в 7-8 классах. Такие вот чудеса. Я уж не говорю о школах национальных –украинских, грузинских и т.д., где уровень образования был еще ниже, чем в русских.
Владимир Хейфиц,
Фейр Лон, Нью-Джерси

P. S. Простите, если чем-то вас обидел. Как говорят американцы, «Don’t take it personally». Я зол не на вас, а на тех, кто считает, что мы, «русские», – самые-самые.

Любовь, где ты?
Дорогая «Подруга»!
Мне кажется, что вам пора вернуться к главной женской теме – любви. Этому прекрасному чувству был посвящен первый выпуск «Подруги», но на этом все и кончилось. Конечно, хорошо, что вы пишете о разных семьях с их проблемами, о разводах, об образовании. Но было бы еще лучше, если бы вы больше и чаще писали о любви. Здесь люди вообще об этом удивительном чувстве забывают. Сколько красивых слов ей было посвящено на протяжении веков, а теперь они, кажется, никому не нужны. Молодые люди встречаются, спят друг с другом, меняют дружков и подружек, развлекаются. Только время от времени некоторые девушки размышляют, можно ли назвать любовью чувство, которое они испытыют к очередному бойфренду, или нет.
Люди постарше думают главным образом о карьере, о богатстве, особенно наши иммигранты, которые хотят здесь утвердиться, пустить корни. Супруги сохраняют верность друг другу отнюдь не из-за любви, а по привычке или для того, чтобы сплетни о них не распространялись. И если даже изменяют друг другу или разводятся, то тоже не из-за любви. Кто-то находит молоденькую любовницу, кто-то – богатого любовника. Может быть, любви вообще нет места в современном обществе? Я думаю, что к дискуссии на эту тему присоединятся многие женщины. Женщины «старомодные», такие, как я. Которые считают, что любовь нужна женщинам (да и мужчинам) как воздух.
С уважением Ада


Брак – это не развлечение
Дорогая «Подруга»!
Пишу под впечатлением статьи «Разводятся все!» (РБ №371). К сожалению, это действительно так. Все разводятся. Мои дети учатся в high school, и родители многих их одноклассников – в разводе. Создается впечатление, что только наша семья – нормальная.
Мы с мужем прожили вместе почти 20 лет. Нельзя сказать, что у нас все было гладко, легко. Всего было достаточно – непонимания, недоразумений, ссор. Но мы никогда даже не думали о разводе. Мы принимали как должное, что брак – это не развлечение, что надо будет притираться друг к другу, что будет тяжело, будут проблемы, но их надо совместно решать. И решали.
Сейчас людьми бросаются с такой легкостью, будто это – разовые стаканы или ложки. И сколько бы мне ни говорили, что современные люди разводы переносят легко, я в это не поверю. Не может этого быть! Когда ты некоторое время жил с человеком, спал с ним в одной постели, когда вы вместе радовались рождению ваших детей, вместе вставали по ночам, чтобы посмотреть на них, закутать в одеяльца, этот человек становится тебе родным, если он не изверг какой-нибудь. А разрыв с родным человеком – это всегда страшно. Помню как-то я серьезно поругалась со своей сестрой. Конечно, мы помирились через неделю, но эта неделя была для меня пыткой! Представляю, что бы со мной было, если бы мы расстались с мужем!
Так вот, мне трудно понять, почему люди устраивают себе и своим близким такие «пытки». Ведь, по идее, по мере того, как общество идет вперед, мужчины и женщины должны лучше друг друга понимать, легче находить общий язык, меньше воевать и реже разводиться?
Мэри Н.