Музыка линии

Этюды о прекрасном
№46 (499)

Рисунок – это память
о моменте
Михаил Ромадин

Эта нью-йоркская осень оказалась необычайно богатой выставками графики. Больше, чем когда бы то ни было. И это радует. Потому что графика – основа и предтеча любого вида изобразительного искусства. «Не умеющий рисовать не будет и писать как следует», - утверждал замечательный русский педагог и знаток живописи Павел Чистяков, учитель Репина, Сурикова, Серова. А великий Илья Репин говорил, что подлинный художник с помощью разнообразных линий и штрихов достигает в рисунке выразительности подчас большей, чем тогда, когда пишет красками.
В прошлом номере нашей газеты вы читали об уникальной представительнейшей выставке рисунков гениального Винсента Ван Гога в музее Метрополитен и, может быть, уже успели побывать в «главном» музее Америки, но эта экспозиция торжества графического искусства не единственная. Их много. Посетим некоторые из них.
Уитни, Музей современного американского искусства, знакомит нас с творчеством выдающегося, всему миру известного художника–американца Оскара Блюмнера, прочно занявшего место в пантеоне ключевых фигур искусства ХХ века. Приобщите это имя к списку выстроившихся в вашей памяти имен лучших американских художников.
Родившийся и получивший образование в Германии, утвердившийся там как художник и архитектор 25-летний Блюмнер эмигрирует в Америку, обретя «свою» землю. Ведущий американский архитектор первых десятилетий прошлого века, он оставил воплотившиеся в украсившие Нью-Йорк здания интереснейшие архитектурные проекты, каждый из которых включает отлично выполненные эскизы. И это не только наброски замысла зодчего, его фантазии, но и тщательно разработанная композиция, конструктивное и художественное решение, обретшая форму идея.
Но был Блюмнер еще и талантливым художником-экспрессионистом, одним из зачинателей американского авангарда, а уж колористом – от Бога. Неслучайно его ретроспектива в музее Уитни названа «Страсть цвета». Это и живопись (действительно, страсти в красках), и превосходная графика – черно-белая и цветная.
Блюмнер – мастер архитектурного пейзажа, его главный герой – Большой Нью-Йорк. Причем, город – не сам по себе, он частица природы, и именно природа доминирует в каждом городском пейзаже. «Ландшафт для человека – будто театр, - писал Блюмнер, - все театры пытаются отражать реальность, но делают жизнь куда активней, чем в действительности. Изобразительное же искусство, не ускоряя ход жизни, проникает в ее глубины». Его оригинальной графики, которую украшают и облагораживают элементы неоготики, южного романеско, стилистики Позднего Ренессанса, этот вывод художника касается в полной мере. Увы, отразившиеся в творчестве оптимизм, жажда прекрасного и большой талант Блюмнера не подарили ему безбедную старость. Художнику было за семьдесят, когда он, одинокий и больной, покончил с собой. «Глаз рока» – одна из лучших его картин.
В залах того же музея встречаем мы явно не по праву соседствующие с Блюмнером огромные, 2 на 4 метра, графические гиганты Джулии Мерету – игра линий, будто пляшущие звуки. И «быстрые рисунки» Стива Дибенедетто – «Новая амнезия», похоже, художник действительно забыл, что такое понятное людям искусство.
Мэттью Ричи рисует прямо на стене, и его рисунки, а по сути, графити, - отражение установленной в центре зала некой путаной металлической конструкции, пытающейся быть похожей на уральское каслинское литье. Да куда уж ему!
О живописи очень почему-то популярной Кэрол Дунхем и ее выставке в Сохо мы вам когда-то рассказывали. Графика Дунхем так же кричаще беспомощна и вызывающе амбициозна, как и красочные полотна. Может, это род декоративного супермодерна? Между прочим, в коммерческих галереях – нарасхват.
Совсем другое дело – виртуозные лирические рисунки Рэймонда Птибона в том же Уитни. Кстати, расположен музей в Манхэттене на углу Мэдисон авеню и 75 улицы.
На ежегодной выставке престижного американского художественного клуба Одубон (одного из старейших – ему более 150 лет), конечно же, графика представлена целым разделом. Понравились мне, по совести говоря, две работы: нежные и эротичные «Серебряные лилии» Кэрол Фицсиммонс и удостоенный золотой медали, опять же, городской пейзаж «На страже» Мартина Левина.
Но пора нам обратиться к творчеству соотечественников. В музее современного русского искусства в Джерси-Сити (80 Grand Street) собраны произведения и иммигрантских, и российских художников, а в их числе и впечатляющие графические работы. Прежде всего, мужской портрет Анатолия Зверева: росчерком фломастера художник резко обозначил характер и настроение сильного страдающего человека. Жесткая по настрою супрематическая композиция Эдуарда Штейнберга и насыщенно сексуальная, философски аналитичная «Дуэль» Евгения Тоневицкого – в цвете, но черно-белые «Сны» Аси Додиной и Славы Полищука – наши ночные кошмары и дневные, увы, обоснованные страхи – не менее выразительны.
На Бродвее, рядом с Сити-холлом, на углу Reede Street выставка новых, выполненных в ключе сюрреализма, а значит, под знаком «человек – гражданственность - эротичность», талантливейших творений известной грузинской художницы Гульнары Циклаури. Еще больше заинтересовали меня удивительные графические экспромты художницы, её под впечатлением мгновения нарисованные портреты. Как писатель записывает поразившее его слово, мысль, ситуацию, так художница везде – в метро, в автобусе, в кафе – зарисовывает тех, кто привлек её внимательный взгляд. Может, попади минутная эта зарисовка в руки случайного попутчика, он смог бы разобраться в себе, в своих чувствах, желаниях, промахах и ошибках.
Большой интерес вызвала в столице искусства обширная экспозиция «Московская графика», воссоздающая облик (и дух!) Москвы от начала шестидесятых прошлого века до сегодняшнего дня и представляющая несколько поколений художников так называемого Второго авангарда советских и постсоветских лет. Именно совокупный портрет времени и являет собой это собрание графических работ – часть ценнейшей гигантской коллекции современного русского и восточно-европейского искусства Татьяны и Натальи Колодзей.
Трудно да и невозможно перечислить все интереснейшие рисунки, гравюры, литографии, офорты талантливых мастеров, среди которых «Оплакивание Христа» Дмитрия Плавинского; монотип Отари Кандаурова «Достоевский» – углубленно психологичный портрет того, кого называют самым русским писателем; поразительная линогравюра Олега Васильева – в вагоне метро каждый может увидеть себя; рисованная притча «Четыре элемента» Льва Кропивницкого; «Двойной портрет» Олега Целкова, где двое сплелись в таких тесных объятиях, что для каждого – это тюрьма, пожизненное заключение... Экспозицию можно было бы назвать: «И это все о нас». Память говорит.
В другое время и будто совсем в другую страну перенес нас трехдневный (к великому сожалению), прогремевший в Манхэттене показ коллекции известного русского пианиста Александра Федоровича Скляревского – работы на бумаге Ильи Репина, Александра Соколова, ряда других видных русских художников. Как здорово было оказаться в России конца 19-го – начала 20-го века и увидеть эти подлинные сокровища, собранные увлеченным коллекционером, а зачастую – подаренные ему. И снова убедиться в великой силе графики.