ДеБлазио "против" преступности

Америка
№2 (1133)

Мэр Нью-Йорка Билл ДеБлазио и городской Департамент полиции (NYPD) сообщили о рекордно низком количестве тяжких преступлений (включая умышленные и неумышленные убийства, изнасилования, ограбления, кражи со взломом и поджоги) по итогам 2017 года. В частности, уровень убийств в Большом Яблоке снизился до 286 инцидентов за двенадцать месяцев. Это самый низкий показатель с 1950-х годов.

Противники ДеБлазио назвали озвученную статистику "фэйком" и потребовали предоставить подробные статистические отчёты.

Надо сказать, что NYPDс приходом градоначальника-социалиста стало очень редко фигурировать в нью-йоркских СМИ. Более того, полицейское ведомство стало обезличенным. Если раньше оно ассоциировалась с Раймондом Келли (2002 - 2013) и Биллом Браттоном (2014 - 2016), то сегодняшний комиссар Джеймс О'Нилл крайне редко появляется на публике, даёт интервью и уж тем более - выступает перед журналистами с различными докладами. ДеБлазио сделал всё возможное, чтобы "размыть" NYPDв мире большой нью-йоркской политики.

Излишне говорить, что низкий уровень преступности в 2017 году - затишье перед бурей. Его нужно рассматривать исключительно в контексте 2014 - 2021 годов (два 4-летних срока пребывания ДеБлазио у власти). Привлекательные цифры объясняются исключительно декриминализацией преступлений малой и средней тяжести. 

Сегодня подозрительных лиц никто не останавливает на улицах для проверки (оружие/наркотики). Они могут законно клянчить деньги у прохожих и пассажиров в метро. Их не арестовывают за долгое местонахождение в общественных местах (ночёвка в парках и т. п.). Употребление наркотиков (начиная с марихуаны и заканчивая героином) - не вызывает интереса полиции.

Таким образом, ДеБлазио удалось пойти против знаменитой теории разбитых окон (brokenwindowstheory), которая подразумевает пресечение любых преступных помыслов на самой ранней стадии. Если при Келли/Браттоне какой-нибудь бродяга начинал мочиться на улице, его арестовывали, допрашивали, фотографировали и всячески дисциплинировали.

О'Нилл же по указке ДеБлазио не только позволяет бродягам мочиться и совершать другие безнравственные поступки, но и закрывает глаза на хотя и мелкие , но откровенные преступления.

Ещё пять лет назад немалое количество тяжких преступлений в Нью-Йорке совершалось по причине... высокой гражданской ответственности. Бравые граждане пытались  самостоятельно задержать вооружённых отморозков, женщины бесстрашно вступали в драку с насильниками, а владельцы бизнесов вышвыривали за двери воров и проходимцев. Все это нередко приводило к реальным жертвам, однако граждане заявляли, что не могли действовать иначе, поскольку полиция работает плохо.

Временное снижение уровня тяжких преступлений при ДеБлазио произошло не за счёт сокращения численности злодеев, а за счёт элементарного страха. Люди переходят на другую сторону улицы, когда видят подозрительных людей. Терпят наглость бомжей, которые   хватают их за одежду в надежде выманить несколько долларов. Реже обращаются в полицию, поскольку знают, что офицеры NYPDнаверняка откажутся возбуждать уголовное дело. Чем меньше преступлений, тем лучше статистика и выше раскрываемость - вот, пожалуй, главный принцип, который лежит в основе деблазиевской методики борьбы с преступностью.

Все независимые социологические опросы показывают, что ньюйоркцы не стали чувствовать себя безопаснее. Более того, они отмечают ухудшение общественной обстановки. Популярность видеокамер-глазков, надёжных дверных замков, а также самых простых средств самообороны растёт с каждым днём. И в этой обстановке ДеБлазио заявляет о падении преступности до 67-летнего минимума?!

Всё объясняется той самой теорией разбитых окон, которая гласит о бесперспективности декриминализации на большом промежутке времени. В первое время преступники удовлетворены поблажками властей. Как и наркоманы, они чувствуют эйфорию и ведут себя более-менее сдержанно. Однако постепенно преступники начинают наглеть. Им уже становится мало той криминальной свободы, которую им дали. Желание преступить закон усиливается, и общество всё равно получает всплеск убийств, изнасилований, ограблений и других тяжких преступлений.

Фактически, ДеБлазио идёт по тому же самому пути, что мэры Эд Кох (1978 - 1989) и Дэвид Динкинс (1990 - 1993). Они тоже сообщали о беспрецедентно эффективной борьбе с преступностью и хвастались необъективными статистическими отчётами. Правду ньюйоркцы узнали только при мэре Джулиани (1994 - 2001), который показал горожанам реальные цифры преступлений. Оказалось, что Кох/Динкинс превратили Большое Яблоко в настоящее криминальное болото, выдавая желаемое за действительное.

Евгений Новицкий