Обманутые надежды

Америка
№128 (1259)

В июне 2016 года кандидат в президенты Дональд Трамп впервые заявил, что возрождение угольной промышленности (coal industry) в Соединённых Штатах является его приоритетной задачей. Он обещал возродить угольные города, которые когда-то являлись гордостью Америки, увеличить численность шахтёров и сделать уголь прибыльным экспортным продуктом. 

Добытчики угля стали его самой преданной категорией избирателей. Слоган Trump Digs Coal (Трамп добывает уголь) в Пенсильвании, Кентукки, Западной Вирджинии, Вайоминге и других штатах стал едва ли не популярнее, чем Make America Great Again.

В июне 2020 года можно подвести объективные итоги сотрудничества "величайшего бизнесмена в истории США" Дональда Трампа и десятков тысяч шахтёров, которые традиционно считаются фундаментом электората республиканской партии. 

Главное, что удалось сделать 45-му президенту США для "спасения" угольной промышленности - приблизить её к окончательному краху. 

Ни в один четырёхлетний период за более чем 200 лет рабочие места в американской угольной промышленности не сокращались так быстро. 

Управление энергетической безопасности (Energy Information Administration) прогнозирует, что по итогам 2020 года потребление угля сократится на 23% - до 454 млн. тонн. Причиной сверхнегативного прогноза является вовсе не эпидемия коронавируса и падение спроса на энергоресурсы, а тотальная деградация угольной промышленности. Трамп в буквальном смысле оказался первым президентом в истории США, кто не сделал для неё абсолютно ничего. Он много обещал, но не поставил подпись ни под одним документом, который мог бы принести шахтёрам пользу.

Шахтёры ждали от Трампа трёх простых шагов. 

Первый - увеличение поставок угля в Индию, Японию, Южную Корею и Бразилию. 

Эти страны с удовольствием закупают продукцию американской угольной промышленности, однако пошлины, налоги и другие поборы не позволяют нарастить добычу в США до максимального предела. 

Трамп резко ухудшил ситуацию с экспортным углём. Он начал торговую войну с Китаем, и перераспределение рынков ударило в том числе и по шахтёрам. Их уголь оказался не нужным. 

Второй шаг - модернизация процесса добычи угля. 

Многие в это не поверят, но американские шахтёры работают в таких же тяжёлых условиях, как и шахтёры какого-нибудь Донбасса. Добыча производится теми же способами, что и десятилетия назад. Работники регулярно подвергают себя физическим и психологическим перегрузкам, страдают хроническими болезнями, но не имеют тех льгот, что имеются, например, у пожарных или полицейских.

Шахтёры ждали от Трампа пересмотра трудовых норм, льгот и внедрения новых технологий, которые помогут сократить себестоимость сырья. На деле будни шахтёров стали ещё тяжелее, а зарплата с учётом инфляции резко сократилась.  

Третий шаг - регулярные совещания с профсоюзом шахтёров.

Наивные работники угольной промышленности рассчитывали на постоянную обратную связь с Дональдом Трампом. Однако когда застройщик стал президентом, профсоюз оказался в информационной изоляции. Все попытки организовать встречи с главой Белого дома провалились. 

Более того, Трамп посоветовал шахтёрам решать все вопросы через Скотта Прюитта - бывшего угольного лоббиста, который 17 февраля 2017 года вступил в должность руководителя Агентства по охране окружающей среды (EPA). Прюитт наотрез отказался делать хоть что-то для спасения угольной промышленности. Более того, он стал воспринимать уголь как препятствие для наращивания добычи нефти и сжиженного газа внутри страны.  

Главное предательство по отношению к шахтёрам Трамп совершил во время разработки и подписания CARES Act - законопроекта о помощи бизнесам и жителям в период Covid-19 (объём выделенных средств - $2.2 трлн.). Шахтёры не попали в список особо пострадавших работников, а угольные компании не смогли претендовать на специальные займы и кредиты. Трамп ограничился включением угольной промышленности в список предприятий, которые могут продолжить работу (essential businesses). Как результат, каждая третья шахтёрская компания к началу текущего лета оказалась с списке потенциальных банкротов. 

Для сравнения: CARES Act оказался невероятно выгодным законопроектом для компаний, которые специализируются в сфере возобновляемых источников энергии (солнечные батареи, ветряные мельницы и т. п.). Такие бизнесы не только выживут, но и смогут преуспеть за государственный счёт, когда эпидемия коронавируса закончится.  

С начала апреля, например, шахтёрский профсоюз пытался получить от Белого дома и федерального правительства хоть какие-то инструкции по поводу правил социального дистанцирования в шахтах. Ответа так и не последовало, поэтому процесс добычи угля не изменился. Сколько шахтёров заразилось и умерло от Covid-19 – неизвестно, так как отдельной статистики никто не ведёт.

Если во время предвыборной кампании 2016 года Трамп винил во всех шахтёрских бедах Барака Обаму, Хиллари Клинтон и демократическую партию, то в 2020 году он собирается сменить стратегию и вообще не встречаться с представителями угольной промышленности. Он планирует пустить электорату пыль в глаза, соврать о своей беспрецедентной помощи шахтёрам, а потом раскрутить слоган Keep America Great. Мол, ничего больше улучшать не нужно. 

Напоследок остаётся сказать, что шахтёры – не единственные, кого цинично обманул Трамп. Помимо них есть фермеры, металлурги, автомобильные конструкторы и т. п. Нынешний президент даже умудрился пообещать триллион долларов компаниям, которые займутся массовой перестройкой американской инфраструктуры. Подряд получила только одна сомнительная фирма, занимающаяся возведением бетонно-металлической стены на границе с Мексикой. 

Главной интригой грядущей президентской кампании остаётся стратегия Трампа. Интересно посмотреть и послушать, какие именно пустые обещания он будет давать на 2021-2025 годы.

Максим Бондарь 

Ссылка по теме:

"После меня - хоть потоп".

О реальных делах 45-го президента США